ГАЗЕТА.dp.ua

Субъективно о Днепропетровске:

новости, аналитика, скандалы

Погода
Погода в Днепре

влажность:

давление:

ветер:

Дело не в памятнике… Дело в трусости, глупости и вандализме

00_190

Днепропетровск 29 января пережил «черную пятницу». Но у нас обвалились не биржевые индексы, у нас обвалились власть, закон и мораль

 

Когда в СМИ появился призыв одиозного нардепа к активистам собираться на площади и валить памятник Петровскому, я абсолютно искренне был уверен в том, что буквально в тот же день услышу официальную оценку этой инициативы со стороны городской власти. Что мэр города Днепропетровска Борис Филатов, который по должности отвечает за всё в городе – за закон, порядок, коммунальную собственность, атмосферу и настроение горожан, — выступит и объяснит: законное намечается действо или нет? Должны в нем участвовать горожане или не должны? Можно или нельзя? Правильно или нет? У нас сегодня такие правила жизни в городе или у нас другие правила? Или правил нет вообще?

Задачу мэру облегчало то, что нардеп-инициатор и Борис Альбертович принадлежат к одной и той же политической силе, к партии «УКРОП». И уж между собой они могли спокойно договориться на одном, понятном им политическом языке, не втягивая в эти политические разборки горожан.

Я честно надеялся и ждал, ничего не комментировал до 6 часов вечера пятницы, когда начался этот шабаш. И поздно вечером получил комментарий мэра по этому поводу в социальных сетях: «Иногда стоит постоять в стороне», — написал Борис Филатов.

Коротко, емко и предельно понятно. Мне вспомнилась серия предвыборных бигбордов, на которых в одном углу был нарисован разрушенный город, в другом – благополучный, и посредине – призыв: мол, «выбирай, в каком городе тебе жить». Я понял, что мы выбрали…

 

 

Два разных глагола

Мы не будем сейчас разбираться в истории, личности и деяниях Григория Петровского. Есть закон о декоммунизации, и этот закон требует демонтажа памятника. Хотя небольшим штришком отметим, что в Госдуме царской России депутат Петровский отстаивал право Украины на украинский язык, а в 1919 году при нем было издано книг на украинском языке примерно в три раза больше, чем в нынешней Украине. В истории нет черных и белых красок, историю нужно не проклинать, а анализировать. Хорошее брать с собой из прошлого в будущее, негатив – осуждать и оставлять в прошлом. Война с историей – это дешевый самообман, отвлекающий от настоящего. Но еще раз подчеркну: речь не о Петровском

Почти весь прошлый год в нашем горсовете работала комиссия по декоммунизации, которая приняла предварительное решение о демонтаже памятников советского периода и о переносе их в один из парков на окраине города. Здесь должна быть создана историческая зона, так сказать, «заповедник СССР».

Помнится, на выборах возил Борис Альбертович с собой в свите экс-мэра Вильнюса.

И помнится мне пресс-конференция, на которой прибалтийский гость рассказывал, как они там у себя используют памятники советской эпохи цивилизованно и с выгодой для города. Парк советского периода у них стал одной из самых популярных туристических достопримечательностей города. Помнится и еще один рассказ гостя из Вильнюса о том, как трудно и как важно воспитывать в гражданах уважение к порядку и к законам. Прошли выборы. И советы экс-мэра Вильнюса оказались никому не нужны.

И вся наша шумная и пышная «ориентация на Европу» с её же «европейскими ценностями» на практике никого не интересует. Есть разница в глаголах. В Европе, если есть такая необходимость, памятники демонтируют. В Днепропетровске образца 2015 года памятники сносят.

Если бы городская власть уважала закон, она бы действовала по простому законному алгоритму: вынесла бы рекомендации комиссии по декоммунизации на сессию горсовета, утвердила бы программу демонтажа, определилась с местом дисклокации памятников и начала спокойную плановую работу.

Но городская власть продемонстрировала, что она не уважает закон. Своим молчанием и отсутствием действий она показала, что готова поступиться законом ради каких-то сиюминутных личных или политических интересов.

 

Марсианские хроники

К вечеру пятницы на площади собралось по разным оценкам от 200 до 300 человек. Девочки юного возраста пришли, чтобы сделать «селфи» на фоне такого громкого события. Люди повзрослей (некоторые из них – в масках) — для того, чтобы потешить свои руки и жажду разрушения.

Организатор акции сообщил, что коммунальные службы якобы дали добро на снос. На пьедестале показался и.о. заммэра по ЖКХ и по совместительству глава депутатской фракции партии «УКРОП» в горсовете Михаил Лысенко.

— Памятнику здесь не место, но сносить его нужно цивилизованным методом, — заявил он. – Для этого необходимо вынести решение о демонтаже памятника на сессию горсовета, утвердить его, а затем продумать, как его снести и вывезти, ведь памятник очень тяжелый.

На вопрос «Горожанина», а где же городской голова Борис Филатов и почему он не высказывает свою позицию, Лысенко ответил:

– Конечно, мэр выскажет свою позицию. Сегодня он меня делегировал сюда. Мы договариваемся с Денисенко, чтобы все было законно.

– Но ведь народный депутат сообщил, что коммунальные службы дали добро…

– Я никакого «добра» не давал. И не мог его дать. Коммунальные службы не могут дать добро на такие действия, — сказал Лысенко.

Снос памятника затянулся на несколько часов. Ему пилили ноги, потом набрасывали трос и тянули. Первая попытка оказалась неудачной — трос сорвался с шеи, но патриоты не унывали, трос набросили снова. Тем временем к площади подъехал коммунальный кран, и с его помощью памятник был повален.

Позже появилась информация, что техника была выделена «по просьбе метрополитена», руководство которого напомнило городским властям, что под 13-тонным памятником находятся станция и коммуникации метрополитена.

– Наши специалисты предупредили, что вследствие обрушения памятника могут произойти нарушения, — сообщили нам в КП. – Мы — не политическая организация, а транспортная, занимаемся перевозкой пассажиров, поэтому для нас главное — безопасность.

Патриотов предупреждение не остановило. Падение памятника было встречено радостными возгласами и фаерами. Все желающие бросились к нему фотографироваться, после чего памятник был отвезен на базу коммунального предприятия.

 

Стражи закона

Не лучше городских властей повела себя и новая полиция. По нашей информации, там было проведено два совещания – в городе и области. Плодом которых стало, во-первых, решение не вмешиваться, чтобы потом не остаться крайними при разборе полетов.

Во-вторых, ГУ Нацполиции в Днепропетровской области написало мэру Филатову письмо с просьбой «рассмотреть вопрос о санкционированном демонтаже вышеуказанного памятника работниками коммунальных служб г. Днепропетровска». Мэр, как мы знаем, не отреагировал.

В результате 131 работник полиции присутствовал на площади, где происходило незаконное действие, в качестве зрителей. Хотя многие юристы уточняли мне, что позицию защитников правопорядка скорее можно квалифицировать как соучастие в преступлении. Они видели, знали, находились рядом, но не предприняли определенных законом действий по предупреждению незаконного действа. И это не я сказал, а вице-мэр Лысенко:

— Преступление – это не только действие, но и бездействие. На площади был 131 сотрудник полиции и еще группы документирования… Неужели вооруженные и подготовленные специалисты не могли воспрепятствовать этому? Большой вопрос.

Единственное, чего боялись полицейские, – это возможного мордобоя. В этом случае они обещали вмешаться. Кстати говоря, в этом контексте весьма интересно ДТП, случившееся днем в пятницу на соседней площади им. Островского. Здесь военный БТР, принадлежащий полку Нацгвардии «Днепр-1», врезался в трамвай. Серьезно пострадали вагон и вагоновожатый. Что делал днем БТР практически в центре мирного города? Ехал за пивом или готовился постоять вечером рядом с памятником?

Только на следующий день 30 января полиция проснулась и прозрела. Оказывается, она была участником преступления. Появилось официальное сообщение от ГУ НПУ:

«29 января в 21:00 на Привокзальной площади был поврежден (интересный глагол нашли, не правда ли? – Авт.) памятник Петровскому…

По данному факту открыто уголовное производство по ч.2 ст.298 УК Украины (Разрушение или повреждение объектов культурного наследия)…

Во время следствия будет установлена роль каждого участника мероприятия. Полиция обращается к гражданам с просьбой действовать в рамках закона и не делать противоправных действий».

Скажу грубо, но точно: фуфло это, а не уголовное производство. Сознательно выбрали неверную статью УК, ведь закон о декоммунизации снял с памятников советской эпохи статус памятников истории и культуры. Дело, если его хотели бы довести до суда, должно было открываться по статьям о нанесении ущерба имуществу городской громады (балансовая стоимость памятника – около 2,5 миллиона гривен), о хулиганских действиях и пр., но ни как не по статье 298.

Делаем вывод: в истории с памятником отморозились и городская власть, и защитники правопорядка. Делаем второй вывод: на вполне официальном уровне в Днепропетровске могут на время отменяться действия определенных законов, если это кому-то выгодно.

 

И немного о морали…

С формальной точки зрения, активисты приурочили свою акцию к Дню памяти героев Крут. И в этом факте заключается основная смысловая квинтэссенция событий. Подумайте сами: в цивилизованном обществе, чтобы почтить память героев, принято в их честь строить и созидать. В эти дни открывают мемориалы и библиотеки, освящают храмы и открывают музейные экспозиции, присваивают имя героев новостройкам и площадям.

В сегодняшнем Днепропетровске память героев отметили… разрушением. Это что, новая такая традиция у нас появилась? Или новая грань общественной морали? Если так, то нужно заранее составить список объектов для разрушения и тщательно беречь их от случайных людей. Ведь вспоминать героев Крут мы будем ежегодно, и мест, на которых что-то можно снести, должно хватить на долгие годы.

А может, всё гораздо проще? Может, таким вот образом власть решила откупиться от активистов? Бросила им кость — мол, нарушайте закон и ничего вам за это не будет, а вы впоследствии отработаете тем, что от кого-то или чего-то защитите нас?

В любом случае от этой черной пятницы у нормальних горожан в итоге осталось только чувство стыда и брезгливости. По отношению ко всем участникам этой истории.

 

 

Экспертиза В ТЕМУ

Клаус Хофф, бельгийский юрист и правозащитник:

«Снос мемориальной композиции должен осуществляться исключительно с санкции судебных органов или решения государственной администрации. Без этого уничтожение памятников является не более чем маразматичными выходками фанатиков, заслуживающими соответствующего наказания согласно закону. Вызывает удивление, что ни полиция, ни чиновники не предприняли ровным счетом ничего, дабы остановить подобные беспорядки».

 

 

Виталий Теплов

Газета ГОРОЖАНИН

04.02.2016