ГАЗЕТА.dp.ua

Субъективно о Днепропетровске:

новости, аналитика, скандалы

Погода
Погода в Днепре

влажность:

давление:

ветер:

Депутаты обнаружили в мэрии Днепра проблемный департамент



Отчет на профильной депутатской комиссии о сборе денег с родителей в школах, который должен был занять 15 минут, растянулся на полтора часа

 

В ходе дискуссии депутаты горсовета узнали, что «оптимизация» структуры мэрии и сокращение районо привело к обратному эффекту – созданию неработоспособного монстра департамента гуманитарной политики.

 

Отчет

В прошедшую среду в мэрии состоялось заседание депутатской комиссии по вопросам образования, культуры, молодежи и спорта. На заседание депутатской комиссии были приглашены сотрудники департамента гуманитарной политики, которые отчитались о ситуации со сбором денег с родителей в школах города. Напомним, что в прошлом номере «Горожанина» мы напомнили о существовании принятого год назад на сессии горсовета решения, которым запрещен сбор наличных денег в учреждениях образования.

— Вопрос о благотворительных взносах в школах мы слушаем ежеквартально. Поэтому предоставляю слово сотрудникам департамента, — говорит председатель комиссии Наталья Демидова.

— У нас открыты счета «по поручениям», куда и поступают благотворительные взносы, — рассказывает начальник отдела бухгалтерского учета департамента гумполитики Наталья Коротун. – Эти счета открыты как в централизованных бухгалтериях, так и в школах. Все деньги проходят через казначейство. Сейчас на таких счетах находится 3 миллиона 641 тысяча гривен.

— На счете департамента или на счетах школ? – спрашивает Демидова.

— Да, — непонятно с чем согласилась Коротун. – Помимо денежных средств еще передается помощь в глобальном виде. Это компьютеры, краска, моющие средства. В общем, всё, что нужно в школах…

— А как информированы горожане? Знают ли они, на какой расчетный счет переводить деньги? – интересуется Демидова. – Мы обсуждали, что такая информация должна быть размещена на сайтах мэрии и школы. Есть ли эта информация в открытом доступе?

— Да. И на сайтах, и в каждой школе есть. На информационном табло, — говорит Коротун.

— Я вчера вела депутатский прием в школе и не видела такой информации на табло, — заметила Демидова.

— А какая школа?

— №102, — отвечает Демидова.

— Во всех остальных школах у нас висит такая информация, — утверждает Коротун. – Может, и в 102-й тоже висит…

— Может, и висит. В каком-то закоулке, где ее никто не видит, — предположила Демидова. – Есть проблемы с перечислением денег, с их расходованием? С казной? С родителями?

— Нет, нету проблем, — отвечает Коротун. – Если школа что-то хочет купить, обращается в департамент и проводится закупка.

 

Неисполнимое решение?

— Правильно понимаю? Существует единый какой-то счет, куда родители переводят деньги? – уточняет Демидова. – Просто слышала, что родительскую помощь хотят переводить на какой-то новый расчетный счет…

— Деньги поступают на единый счет с указанием, для какой именно школы или садика, — объясняет Коротун. – Еще они поступают с формулировкой, на что именно перевели деньги.

— Директора школ сами принимают решение, как использовать средства со счета или по согласованию с родительским комитетом? – спрашивает Наталья Демидова.

— Ну, я думаю, что эти вопросы решают на родительских собраниях. Под протокол, — рассуждает Коротун. — Директор предлагает, а родители согласовывают.

— А бывают какие-то конфликты? Деньги собирали на одни цели, а потратили на другие? – спрашивает секретарь комиссии Григорий Гельфер.

— Там, где благотворительные взносы поступают с формулировкой, для решения какой именно задачи их переводят, проблем не возникает, — говорит директор департамента Ксения Сушко. – А там, где собирают наличные средства на фонд класса, школы, мусорные пакеты…

— Но было же решение запретить сбор наличных средств в школах и в садиках?! – удивилась Демидова. – Почему же и начали перечислять на счет департамента!

— Это нереально, — возражает Гельфер. – К тому же в решении речь шла о том, чтобы руководство учебных учреждений деньги не собирало. Так собирают ведь родительские комитеты. И вот тут-то и начинаются конфликтные ситуации. Родители между собой постоянно спорят. Вторая ситуация – это доплата за питание. Классный руководитель собирает деньги, несет в столовую, и дети получают дополнительные питание. Тут тоже конфликты есть. Кто-то булочку не съел, кто-то в школу не ходил, а деньги сдал… Чтобы такого не было, нужно убрать у учителя функцию инкассатора.

— Какие булочки? – испугалась Наталья Демидова. — В школах должно быть сбалансированное питание! Тем более что недавно было увеличено финансирование на питание школьников!

— Это для детских садиков увеличили, а не для школ, — уточняет Сушко. — Если родители не считают нужным давать деньги на дополнительное питание, они их не дают.

 

Наличкой дешевле…

— Хорошо. Тогда у меня вопрос: 3 миллиона, о которых говорила ваша бухгалтер, это деньги, которые насобирали за год? Или это остаток того, что насобирали? – спрашивает Демидова.

— Это то, что поступило за год. Материальные ценности, которые мы поставили на приход. В общей сложности получилось 3 миллиона, — объясняет Коротун.

— А денег тогда на счетах сколько?!– уточняют депутаты.

— Около 140 тысяч гривен. В общей сложности, — отвечает Коротун.

В комнате на несколько секунд стало тихо-тихо.

— Это за весь год? – нарушил тишину Гельфер. – Со всего города?

— Да, — ответила сотрудница департамента.

— А как же так? – растерялась Демидова. – 3 миллиона натуральная помощь, и всего 140 тысяч денежной?! — А что можно отремонтировать за 140 тысяч? Одну группу в садике разве что… Да и то…

— Ну, мы же не можем заставить родителей перечислять деньги, — говорит Коротун. – Сколько захотели, столько и перевели.

— У меня ощущение, что основные деньги крутятся в школах наличкой, — рассуждает Гельфер. — И это понятно. Казначейство, «Прозорро»…

— А какие проблемы могут быть с «Прозорро» и с казначейством? – удивилась Демидова, — никаких…

— Людям удобнее работать с наличкой, — объясняет Гельфер. — Увидели родители, что в классе нужно что-то отремонтировать, собрали деньги, нашли мастеров, оплатили их работу и забыли. А так тендер нужно проводить.

— Выходит, что решение сессии городского совета, запрещающее в школах сбор наличных средств, за которое мы с вами голосовали, вообще не выполняется?! – расстроилась Демидова.

— Мы же не можем заставить родителей переводить деньги на счет департамента, — говорит Гельфер.

— К тому же если искать компанию и оплачивать ее работу наличкой, будет дешевле, чем через «Прозорро», — добавил Коротун. – И родители это четко понимают.

— Какие школы больше всего перечислили денег? Вы проводили аналитику? – спросила Демидова.

— Школа №134. Они хотели положить в школе ламинат и перечислили деньги. Мы проводили торги. Больше, кроме 134-й школы, никто ничего не переводил. А по поводу натуральной помощи… Можно сказать, что это остатки прошлых лет, — говорит Коротун.

От услышанного члены комиссии были в шоке.

— Мы проведем повторное совещание, на которое пригласим членов родительского комитета, директоров школ, руководство управления образования и родителей, которые не входят в состав комитета, — заявила Наталья Демидова. – Мне многое непонятно. К тому же подготовка к заседанию, которую вы продемонстрировали, — это никакая не подготовка. Вы даже не можете четко назвать две цифры! Так не пойдет. Подготовьтесь как следует. Тогда и будем общаться.

 

Было лучше?

Далее члены депутатской комиссии принялись обсуждать работу департамента гуманитарной политики.

— Я крайне недовольна сотрудниками центральной бухгалтерии департамента, — начала Наталья Демидова. — Это касается использования депутатских денег. Ко мне обращается большое количество депутатов, творческих людей. Причина – невыплата денег. Уже артисты звонить начали. Люди в апреле провели концерт, а им до сих пор деньги не дали! Меня два месяца водят за нос с выплатой средств, которые я выделяла на ремонты школ на округе. В школе №101 отремонтировали лестницы, сдали работу. Денег нет. Причем департамент их получил! Начальник отдела технического надзора департамента Ирина Дихтяренко говорит, что деньги за проведенный ремонт прошли. Высылает платежные документы какие-то, но денег-то нет! Если есть претензии к работе подрядчика — озвучьте их, если нет — тогда деньги заплатите!

Ситуацию с невыплатой денег артистам взялась объяснять Ксения Сушко.

— Там были проблемы с казначейством. Задержка возникла из-за того, что разбирались: правильно была проведена процедура закупки или неправильно. Скоро деньги артисты получат, — сообщила она.

— Хорошо. Как быть со школами и подрядчиками, которые не получают за ремонты деньги? – спросила Демидова.

— Я по бухгалтерии могу оплатить документы, только если они все правильные, — попыталась оправдаться Наталья Коротун.

— Почему у вас в департаменте такая путаница? Почему Дихтяренко говорит, что деньги подрядчику уплачены, какие-то подтверждающие документы присылает, а вы говорите, что не платили им? – возмутилась Демидова. – Мы для чего делали центральную бухгалтерию, ликвидировав при этом районо? Чтобы проблем не было. В результате у нас люди сидят напротив друг друга, а проблем столько, что даже говорить не хочется! В чем проблема?

— Я вашу ситуацию комментировать не буду, — обращается к подчиненным Сушко, переадресовывая им вопрос Демидовой. – Рассказывайте, почему люди не получают деньги за выполненные работы!

— Если документы правильные, то больше суток они у меня не находятся. Из 10 пакетов 9 – неправильные, — говорит Коротун. – Выплатить по ним деньги невозможно.

— А кто должен проверять документы перед тем, как они попадают к вам? – спрашивают депутаты.

– Ну, у нас уже создан договорной отдел… Мы в бухгалтерии не проверяем их.

— В казначействе берут документы, проверяют их, а потом что-то меняется, и они нам их возвращают на доработку. Мы общались с казначейством. Там не глобальные ошибки, — говорит Ирина Дихтяренко. – Нам ситуация тоже непонятна, почему сначала документы принимают, а через время возвращают.

— То есть виновато казначейство в том, что люди деньги не получают? – осведомилась Демидова.

— В формах подрядчики путаются… — объясняет Дихтяренко.

— Да мало ли что там пишут подрядчики! Вы же проверять документы должны! – говорит Демидова.

— Договорной отдел у нас будет скоро. Он и будет проверять документы, — пообещала Дихтяренко. – А пока этим занимаются сотрудники отдела технадзора.

— Зачем тогда такие штаты раздутые? Чтобы проверить договор, нужно создавать дополнительный отдел?! – возмутилась Демидова. – У нас есть центральная бухгалтерия, бухгалтерия при департаменте, а толку от этого никакого нет…

 

Оптом или в розницу?

— Смешно слушать то, о чем вы говорите. А между тем все ваши недоработки сказываются на школах, горожанах, детях, — говорит зам председателя комиссии Олег Тупица. – Расскажу свой пример. В апреле были выделены деньги на покупку компьютеров. Поставщик привез технику. В долг. Денег нет до сих пор! Что нужно сделать, чтобы они появились на счетах подрядчика?

— Документы без ошибок принести, — отвечает Коротун.

— В прошлом году те же подрядчики выполняли те же работы, что и в этом. И проблем никаких не было! В том числе и с документами. Проблемы возникли, когда мы создали центральную бухгалтерию и департамент. Зачем мы вас создавали? Чтобы сейчас были проблемы у родителей, учителей, депутатов?! Проведите переаттестацию сотрудников. Наберите новых, если те, которые работают сейчас, не справляются со своими задачами! – потребовала Демидова.

— Сложная ситуация с кадровым резервом, — сетует Сушко.

— Может быть, за компьютеры не рассчитались, потому что их через тендер закупали? У нас сейчас идет тендер на покупку техники. Может, там и ваши компьютеры, — предположила бухгалтер департамента, чем озадачила всех присутствующих, так как компьютеры, о которых говорил депутат, уже находятся в школе.

— Какой тендер по депутатским деньгам вы проводите? – возмутился депутат Александр Санжара. – Депутатские деньги! Какой тендер?! — У нас есть решение сессии о том, что если деньги выделяет депутат, то можно закупать не через тендер.

— Мы не можем дробить закупку, — объясняет Дихтяренко, – если сумма выше 200 тысяч гривен.

— У меня доски интерактивные. На 30 тысяч гривен, — сообщил Санжара.

— А у меня на 3 миллиона гривен, — парирует Дихтяренко. – В смысле заявок на доски от депутатов на эту сумму.

— Я вас поздравляю! Но мои доски закупите. На 30 тысяч! – требует Санжара.

— Несколько заявок у одного распорядителя средств. Именно поэтому мы обязаны проводить одну закупку, – отбиваются сотрудники департамента.

Спор на предмет того, может ли департамент покупать что-то для школ за депутатские деньги без проведения торгов, растянулся на добрых полчаса.

— Хорошо, а ремонты вы тоже оптом делаете во всех школах? – интересуется Санжара. – Или у вас много договоров с ремонтниками?

— Много. На каждый объект – договор, — отвечает сотрудница департамента Елена.

— Ну так то же самое делайте с закупкой товаров! – предложил Санжара. – Разницы нет!

— Не можем, — отвечают хором сотрудники департамента.

В завершении спора чиновники все-таки доказали депутатам, что, закупая одинаковый товар оптом, поступают правильно и ничего не нарушают. Но депутаты настаивали на том, что сотрудникам департамента необходимо пересмотреть подходы к работе.

 

Титульные списки

— Вы руководитель, и решение принимать только вам. Но посмотрите на своих подчиненных… — обратилась Демидова к Сушко. – Проведите все-таки переаттестацию, чтобы нам не приходилось слушать бред, который мы слышим. Прошу занести вопрос о переаттестации в протокол! И еще: где ваши титульные списки ремонтов и закупок?

— Сказали, что вместо титульных списков будут вот эти сметы, — говорит Дихтяренко, поднимая тоненькую пачку бумаг.

— Так это же разные вещи, — удивилась Демидова.

Сотруднице не понравилось, что депутаты засомневались в том числе и в её компетенции.

— Я понимаю, что это разные вещи, — настаивала Дехтяренко. – Но тем не менее. Сказали, что этих смет хватит. Документы утвердил заместитель мэра Александр Шикуленко. – А сейчас оказывается, что еще какое-то решение есть!

— Решение городского совета, если точнее, — поправляет Санжара.

— А я вам скажу еще больше. Есть у нас и решение комиссии, в котором мы просили разместить титульные списки на сайте городского совета! – рассказывает Демидова. – Чтобы каждый директор мог зайти и увидеть, что именно депутаты будут делать за бюджетные деньги в той или иной школе! Ладно, сейчас не будем тратить на это время. Одно скажу: раньше с образованием проблем не было никогда. С другими департаментами проблемы да, были, но не с образованием! Создали какую-то неподъемную и неповоротливую махину департамента, и теперь сами же страдаем…

— Понимаете, почему еще проблемы с проплатами есть, — говорит Наталья Коротун. — Нас казначейство обслуживать не успевает. Раньше нас 9 казначеев обслуживали, а сейчас – один. Районо-то сократили. И мы сейчас в одном районе. И лежат документы по нескольку дней в казначействе…

— Да конечно! Лежат документы. Вы их по 10 раз переделываете! – возражает сотрудница финансового департамента Ольга Черкас. – Вы забираете, чтобы исправить ошибки, и с ними же приносите обратно. Вот так вы их переделываете!

— Отчет, который должен был занять 15 минут, растянулся на два часа. Давайте так: мы ждем сотрудников департамента гуманитарной политики с докладом об их работе на следующем заседании. На все вопросы, на которые мы сегодня не получили ответа, подготовьте, пожалуйста, ответы. Сегодня этих ответов мы не услышали, — подытожила депутат Демидова и предложила перейти к рассмотрению следующих вопросов повестки дня.

Ольга Фоменко

Газета ГОРОЖАНИН

13.09.2017