ГАЗЕТА.dp.ua

Субъективно о Днепропетровске:

новости, аналитика, скандалы

Погода
Погода в Днепре

влажность:

давление:

ветер:

Коррупция или ложный след? Чем занимается следователь днепропетровской полиции?



Новые факты по делу о земельных паях и рейдерству урожая в с.Лычково, которые ставят полицию в неудобное положение

 

О сути конфликта в Магдалиновском районе вокруг попытки рейдерства урожая агропредприятия, аренды земельных паев, их регистрации в Минюсте – СМИ уже писали неоднократно

(смотри, например:

На Днепропетровщине с участием сотрудников Минюста осуществляется рейдерский захват урожая агрохозяйства — antikor.com.ua

Бахматюк в сговоре с Минюстом? ОБСЕ обратило внимание на коррупционную схему олигарха — facenews.ua
Битва за урожай: селяне, рейдеры и полиция — zabeba.li).

Суть спора заключается в том – с кем селяне на самом деле заключили договор аренды паев и кому принадлежит выращенный на этой земле урожай? Теперь в этом деле появились новые прямые и косвенные факты, расставляющие в этой истории всё на свои места.

В частности, запись телефонного разговора двух сторон конфликта в Лычково ставит силовиков в неудобное положение. Следователь или явно искренне заблуждается и идет по ложному следу, или мы являемся свидетелями очередного примера коррупции в правоохранительных органах.

В конфликте участвуют с одной стороны ООО АФ «Олимпикс-Агро» — структура агроолигарха Бахматюка, с другой стороны – ООО «Агроволодар», принадлежащее днепропетровскому фермеру Кузнецову. С третьей стороны – владельцы земельных паев, жители окрестных сел.

В эту историю на одной из сторон конфликта довольно странным образом вмешалась Спецкомиссия Минюста под руководством замминистра Сукмановой. Комиссия, не выслушав стороны конфликта и не разобравшись в документах, приняла решение в пользу Бахматюка. И когда г-жа Сукманова две недели назад приезжала в ДнепрОГА для участия в праздновании Дня работника сельского хазяйства, она не смогла ответить на публично заданные ей вопросы о том, почему Минюст игнорирует права владельцев земельних паев, почему комиссия принимает решения, которые идут вразрез с действующим законодательством?

К слову сказать, апелляционный административный суд Киева на прошлой неделе отменил решение спецкомиссии Минюста как незаконное.

А само решение комиссии Минюста было построено на нехитрой афере. Когда у владельцев паев закончился срок действия их договор с фирмами Бахматюка (что было зафиксировано в госреестре) и селяне на законном основании подписали новые договора с новым арендатором (что также было зафиксировано в госреестре), вдруг появляются какие-то «обновленные» договора по пролонгации прежних «бахматюковских». Причем подделка подписей владельцев паев видна, как говорится, невооруженным взглядом. Сравните сами:

Директор «Агроволодара» предоставил образцы документов по аренде земельных паев в пользу «Олимпикс-Агро», где явно видна подделка подписей селян. Из двух договоров – первый это основной (срок действия которого закончился в прошлом году), второй – это сфальсифицированный договор, якобы, о «пролонгации» действия первого договора. Явно видно, что подписи владельцев паев – подделаны, а у селян вообще нет на руках оригинала «пролонгации» с мокрыми печатями и оригинальными подписями.

Скандал вокруг земельных паев получился настолько громким, что в Лычково приезжали наблюдатели миссии ОБСЕ, чтобы на этом примере зафиксировать «специфику» земельных отношений в Украине.

 

Драматизм ситуации сегодня заключается в том, что фирма-рейдер не жалеет ни сил, ни средств, чтобы сделать пострадавшую сторону «виновной». Правда, они не ожидали, что днепропетровский предприниматель будет активно защищаться и что на его сторону встанут люди – владельцы земельных паев. Тогда «Олимпикс-Агро» предпринял радикальные шаги – втянул в дело полицию, стимулировал открытие уголовного дела в отношении своего противника – Кузнецова, а чтобы вывести его из борьбы – подталкивает правоохранителей к аресту днепропетровского фермера. Правоохранители области отрыли досудебное следствие на основании заявления в полицию, которое подписал директор «Олимпекс-Агро» Валентин Коваленко.

Василий Кузнецов утверждает, что само заявление и изложенные в нем аргументы – это явная клевета и фальсификация. И в качестве доказательств этого предоставил аудиозапись телефонного разговора, который состоялся между ним и Коваленко. Из этого разговора следует — Коваленко признается в том, что он подписал заявление в полицию, не читая его; что урожай на полях возле Лычково действительно принадлежит «Агроволодару»; что предъявить какие-либо претензии к Василию Кузнецову он не может.

Вы можете прослушать полный текст этого телефонного звонка (предупреждаем, что текст иногда в силу экспрессивности формулировок попадает под категорию 18+). Или можете прочитать ниже практически дословную расшифровку разговора.

Звонит Василий Кузнецов: 

 

В расшифровке  разговора реплики Василия Кузнецова обозначаются обычным шрифтом, а реплики Валентина Коваленко – болдом.

 

 

  1. Коваленко признается, что его заставляют и он соглашается подписывать заявления в милицию, даже не читая текста этих заявлений

 

— Не надоело на меня грязь лить, Валентин?

А в каком плане?

— Ну так вы заявы делаете, что урожай в Лычково вы посеяли, что вы с нами ни о чем по земле не договаривались.

Ой, Василий Витальевич, давайте все вопросы, если можно, все точь-в-точь, только к директору.

— Валик, ну вы же сами все подписываете? Ты же подписываешь все документы. Комбайны организовываешь на скос моего урожая, милицию присылаешь…

— Ну, я потом уже узнал…  Сказали согнать всех в Голубовку – согнали… Так было озвучено мне.

— Валентин, подписывается тобой. Зачем вы с Хомяком со мной вместе летом встречались, о чем-то договаривались, в присутствии еще и глав администраций, милиции, прокуратуры летом? Зачем?

Василий Витальевич, вы… (Долгая пауза, — Ред.)

— Валентин, подписываешь документы ты. Оказывается по документам этим, что ты в Лычково весь урожай посадил, что я «рейдерую» его у тебя, захватываю, зачем ты это делаешь?

Понимаете, я не подписывал по урожаю, это…

— Подписал. Мне документы показали. Вы ж хоть думайте иногда о том, что вы подписываете. Или читайте, что подписываете. Потому, что олигархи там наверху, они далеко, с ними будет другой разговор, и не я наверное буду разговаривать, а кто-то другой. А вот здесь на месте будем разбираться как-то по другому.

Вы же должны понять где-то меня правильно, потому что я …(Неразборчиво, — Ред.)

— Ну, зарплату можно получать по-разному. Вы же от меня тоже «благодарочки» получали, я нормальный был человек вроде как, а теперь мне приходится вслух об этом говорить. И Хомяк получал «благодарочки» от меня.

Василий Витальевич… (Осторожно смеется, — Ред.)

— Смешно? А мне не смешно. Мне обидно. Я порядочный человек, а из меня хотите сделать говно.

Ну, так я говорю, что месяц назад уже – я не директор.

— Как не директор? Вы и сегодня подписываете документы.

Та, потому что доверенность дали, поэтому…

— Правильно, вы подписываете, но вы же думаете, что вы делаете? Вы хоть читаете, что вы пописываете? Или нет?

Не всегда, честно говоря.

— А зря!

Сказали «надо», и присылают последнюю страницу…

— Вам так много денег предложили, что можно подписывать все подряд?

Та, ради бога, вы верите в это, что тут могут предложить?

— Послушайте, я же не знаю, я просто документы читаю. В них светится одна фамилия – Коваленко. Другой не светится.

Это не правильно в корне, потому что директор сейчас Хомяк и Коваленко работает, месяц назад подписал заяву на «прийняття керуючого відділення»…

— Ну, послушайте, вы пока подписываетесь как директор от имени «Олимпекс-Агро» и от «Агровиты»!

На 0,2 ставки остался директором… Василий Витальевич, ну, если как бы поймете… Ну, что я могу сказать. Всем надо где-то работать сегодня.

— Так эта работа может закончиться плачевно, я вам об этом давно уже говорил. Неужели так много «насыпали»?

Та абсолютно ничего такого. Ну смотри, в плане того, что с милицией — я тебе клянусь чем угодно, я тебе говорю, я ничего не организовывал…

— Ну, на самом деле ваш следователь проплаченый — Протасов так называемый, лычковский происхожденец. Я уже в ситуации разобрался, поверь мне. А заявы тобой подписаны. И ты полностью  оклеветал предприятие, оклеветал меня, оклеветал людей. Подписывалось твоими руками все, Валентин, твоими руками. Вы хоть иногда думаете, что вы делаете, вы думаете о последствиях?

— … (Коваленко молчит и вздыхает в трубку, — Ред.)

— Валентин, вот скажи мне, пожалуйста, я похож на человека, который так это все оставит? Я никого из своих людей никогда не заставлял ничего подписывать, а у вас, похоже, это нормальная практика.

Похоже, да.

 

  1. Коваленко признается, что в Лычково комбайны и милицию пригнали для того, чтобы скосить чужой урожай, принадлежащий «Агроволодару»

 

— Валик, пойми правильно, могу тебе сказать только одно, отвечать будешь ты, потому что ты подписал… А когда от тебя поступает еще заява подписанная, о том, что «Агроволодар в лице Кузнецова»…, что  «я там всё в Лычково посадил, а у меня рейдеруют», блин…  это же нечестно! Я же ваше Перещепино не трогал, я вашу Голубовку (которая моя, за которую я плачу деньги) не трогал.

Та ну какое, оно такое же мое, как и ваше…

— Не, послушай, это мое. Я за это деньги плачу, это мое.

Да, да, это ваше, совершенно точно это ваше,  а мое, мое то…

— Я же на вас не претендовал, вы там что-то сейчас сеете, землю не разделили, комиссия уже так работать, как работала не будет, все что «поскасовували»…

Я не знаю, неужели так тяжело взять, кто там сверху над вами, кто… или вы, если вы сам от себя, поехать к Бахматюку и решить этот вопрос?

— А зачем? Подписывает документы не Бахматюк, подписывает документы Коваленко.

А нахера меня вот это… подставлять?

— Я же вас не подставляю, это вы сами себя подставили.

Ну, жизнь такая у нас. Собачья. Поверьте, у меня к вам лично никаких неприязней нет.

— Что я сделал не так? Я кому-то что-то помешал сделать? Вы со мной летом пытались договариваться, а со стороны «мочили». Ради бога, я утер сопли, пошел дальше…. А ты хоть знаешь, что было в субботу?

В эту субботу?

— Да.

Ну кроме того, что сказали технику согнать в Голубовку…

— А то, что было на Лычково, ты знаешь?

Не совсем. Ну слышал, что кипиш был, потому что мне Чуприна звонил совсем по другому вопросу, говорит, что там милиция приехала что-то по ваших полях…

— «По ваших»? А мы разве не договаривались по этому полю? Договаривались же весной? Скажи, я хоть грамм твоего урожая где-то скосил?

Василий Витальевич, по ваших — это по ваших, ну…

— Мы договорились с вами, вот — ты, Хомяк и ваши представители — мы договорились весной. Зачем же вы ко мне лезете?

Я же лично не приехал впереди, а за мной комбайны, чтобы косить урожай..

— Да неважно, потому что ты ментов прислал.

Я тебе еще раз говорю, что я не присылал.

— А кто прислал? Вот в документах — «Олиспекс-агро», «Агровита», директор Коваленко.

Я еще раз говорю – я ни с кем не договаривался, чтобы они ехали туда и занимались этим.

— Валик, ну тобой же подписаны все документы.

Василий Витальевич, я кому угодно скажу в лицо, что я не договаривался с ментами ни о чем. Кому угодно, перед кем угодно.

— Но заява была от тебя написана, о том, что я у тебя что-то украл. Я у вас что, у предприятия что-то украл, скажи мне честно?

Та нет, не было такого. Ну, кроме земли, ничего…

— Украл землю у вас? Это земля вообще-то людская, это не ваша земля. Люди все договоры подписали, все зарегистрировали, сделали все, как положено по закону.

Не буду этого отрицать, подписали с вами.

— Мы договорились в присутствии людей, что все будет в порядке?

Ну так, а что я сделал не так? Не могу понять.

— Ты написал заяву, что я у тебя пытаюсь твое посеянное что-то украсть. Хотя ты там ничего не сеял. Ты согласен, что ты в Лычково ничего не сеял в этом году?

Да, ничего не сеял.

 

  1. Коваленко признается, что на пресс-конференции в пользу Бахматюка селян из Лычково в Днепр везли по приказу Бахматюка

 

— Так зачем такое писать? При всем уважении…

Вы предприниматель, я понимаю, вы никогда не были в этой моей шкуре… Когда вот… В армии наверное служили?

— Служил.

Песок с кучи на кучу… да?

— Ну если приказ дурной – отказывался исполнять. Потому что если это тупой приказ, то он тупой. Я не буду прыгать, если командир скажет мне прыгать с девятого этажа. Вот ради чего ты готов прыгнуть с 9 этажа? Вот скажи, ради чего? Ты меня оклеветал. Я бы в жизни никогда, если б мне сказали «напиши про Коваленко что он сволочь», я бы никогда не написал и никого бы из своих сотрудников не попросил об этом. А ты подписал…

Василий Витальевич, звоните — разговаривайте с Хомяком, я не хочу это…

— Хомяк следующий. Это редкая гнида, но он ничего не подписывает. Но факт того, что он у меня деньги брал, я зафиксировал.

Ну то, что я по-человечески как бы мог сделать, я сделал конечно. Если будет стол переговоров, если будем о чем-то договариваться, я на цьому наполягаю.

— Ну предлагайте. Потому что дело зайдет в тупик, дело уже пошло на международный уровень. Это уже проблема в Европе известна. Мне не важно, сколько у вашего хозяина денег, я их не считал, но вы своими действиями, которые совершили в пятницу, вы еще больше от себя пайщиков оттолкнули, от вас уйдут последние. Потому что такой брехни никто не ожидал. Гляньте на эфиры по Лычково – это вообще смешно.

На какие эфиры?

— Да все вы знаете.

Ну потому что я только машину давал, надо было отвезти пайщиков в Днепропетровск, дальше там..

— В понедельник, вчера, да?

Занимались люди, да.

— Людям привет передайте. Как эта бабушка, которую вы подставили, теперь будет по селу ходить, по Лычково?

Попросили дать машину. Ну попросили дать – я дал. Сказали, куда отвезти. Машина поломалась в начале Правды, она сейчас стоит на СТО в Новомосковске. А другая машина, уже не моя, туда привозила людей.

— Просто людей вы подставили зря. Вот сегодня уже лица этих людей будут все в селе знать, какие они брехуны. А мне обидно за то, что я считал вас порядочным человеком.

Мне, если честно, неприятно это осознавать, что это переходит в личностную площадь.

— Потому что вы написали – на меня, на предприятие, на людей, на пайщиков, которые от вас ушли и пришли ко мне… Ладно, Валентин, я вас понял, обидно за вас.

Самому не сильно приятно быть в этой ситуации. Я, поверьте, искренне… Надо, наверное, бросать нахер эту фирму.

-Это ваше право. Дело в том, что все равно вы подписали и ваша подпись там стоит, вам придется ходить по инстанциям, если только не опровержение делать, что за вас это написали. Вы же взрослый человек, так нельзя. Сталинскими временами попахивает, как Павлик Морозов сдал своего отца написал в НКВД, вот это у вас приблизительно то же самое…

Ну, это не то же самое, но херово.

— Ладно, Валик, жаль, жаль… Извини, но как дальше будет – так и будет. Если что — звони.

 

Материал опубликован под рубрикой «Есть мнение»

 

 

 

 

01.12.2017