ГАЗЕТА.dp.ua

Субъективно о Днепропетровске:

новости, аналитика, скандалы

Погода
Погода в Днепре

влажность:

давление:

ветер:

Последний герой… На Днепропетровщине ушел в вечность человек-эпоха



Вспомним, каким он парнем был – последний из живших в области Герой Советского Союза Николай Тимофеевич Невпряга

 

Стал героем в 19 лет

Будущий герой родился 25 декабря 1925 года в селе Новгородка, ныне пгт в Кировоградской области (по другим данным — в селе Красино Криворожского района Днепропетровской области), в семье крестьянина. Украинец. Окончил только 7 классов.

В Красной армии пребывал с мая 1944 года. В действующей армии — с сентября 1944 года. Воевал на 2-м и 3-м Украинских фронтах. Особо отличился при форсировании реки Дунай и в боях за удержание плацдарма на её правом берегу.

Командир отделения 1077-го стрелкового полка 316-й стрелковой дивизии 46-й армии 2-го Украинского фронта красноармеец Невпряга в ночь на 5 декабря 1944 года, действуя в составе батальона капитана Моженко, при форсировании реки в районе населённого пункта Тёкёль (15 км южнее Будапешта, Венгрия) в числе первых достиг правого берега и ворвался в траншею противника.

Тогда рядовой Николай Невпряга с горсткой таких же отчаянных хлопцев на утлой лодочке преодолел холодные волны Дуная и несколько часов удерживал плацдарм до подхода основных сил дивизии. Сражались солдаты отважно, немцы несколько раз пытались сбросить смельчаков в Дунай, но они не только выстояли, но и расширили плацдарм, позволив с него организовать широкомасштабное наступление. Спустя несколько месяцев грудь 19-летнего бойца украсила Звезда Героя Советского Союза.

Вот как спустя годы вспоминал это событие Николай Тимофеевич:

— Когда мы в первых числах декабря 1944 года подошли к Дунаю, необходимо было тщательно подготовить форсирование реки. В ночь на 5 декабря мы на лодке с кабелем связи отправились на противоположный берег, подходя к которому, наскочили на мину. Я привязал кабель к руке и выволок его на обледенелый берег. Но вот беда — штатный телефон УНАИ с деревянным корпусом пропитался водой и пришел в непригодность. Как же координировать артиллерийский огонь и высадку основных сил дивизии? А тут забеспокоились немцы, пытаясь сбросить нас с плацдарма. Наша группа, преодолев обрывистый берег, ворвалась в немецкую траншею. Там был проложен кабель связи. По нему мы и подошли к бункеру. Я бросил туда гранату и вытащил телефон. Присоединил «одолженный» телефон к нашему кабелю и сообщил на восточный берег, что плацдарм готов к приему войск. В это время заработали вражеские минометы, батарея которых спряталась под прикрытием дамбы. Необходимо было уничтожить минометчиков. Группа, оседлав гребень дамбы, пулеметным и автоматным огнем подавила позиции минометчиков противника. Немцы держались стойко. По нашему флангу ударил пулемет. Комбат мне говорит: «Николай, давай бегом, выясни там обстановку!» Прибежал, а там наши ребята раненые. Говорю, мол, хлопцы, прикройте огнем, я попробую подобраться к пулемету. А пулемет их, МГ-34, не дает головы поднять. Подполз я на расстояние броска и гранату туда кинул, а потом развернул этот пулемет и стал косить врага из его же оружия. Бои были ожесточенные. Немцы несколько раз пытались сбросить нас с плацдарма.

 

В бою главное – реакция

В кровопролитных боях Второй мировой наш земляк был трижды ранен. Но выжил. Что помогло ему уцелеть?

— В бою главное — реакция, — рассказывал Николай Тимофеевич. — Нужно быть готовым к разным ситуациям. Конечно, ребята-тюфяки погибали быстро. Был у нас штатный стрелок из противотанкового ружья Михайлов. У него в рюкзаке всегда полным-полно снеди было. То сало, то колбаса. Как только он уснет на привале, мы у него и вытащим чего-то вкусненького. Погиб на подступах к Будапешту. На фасаде одного из домов засел снайпер и бьет, да так, что головы не дает поднять. А этот самый Михайлов ведет себя уж слишком беспечно. Я говорю, мол, осторожно — снайпер. А он: «Де, я його не бачу!» Короче, снайпер положил его. Беру противотанковое ружье, пытаюсь засечь противника. А он, гад, винтовку не высовывает из окна, чтобы огонек от выстрела никто не заметил. Я изловчился и как саданул ему туда из пэтээра! Он и умолк…

Заметим, что отважный солдат отдавал должное и мужеству врага.

— Тяжело с ними воевать, — рассказывал герой. — Приведу вам такой пример. Во время боя мы ранили немца. Подходим к нему, а он лежит и пытается рукой к автомату дотянуться. Пуля ему позвоночник зацепила, уж и недвижим, а все равно хочет воевать.

Выжить на фронте помогала также солдатская смекалка. Однажды наш земляк «попросил» фашистов поделиться продуктами. И «просьба» была услышана.

— Помню, окружили мы немцев — дело было в Венгрии, — вспоминал Николай Тимофеевич. — По ночам им из самолетов пропитание и боеприпасы сбрасывали. Присмотрелся я однажды к их позициям, где корректировщик сидит. Захватил его, «одолжил» у него фонарик, а когда наступила ночь, появились самолеты. Просигнализировал им этим фонариком. Немцы оказались щедрыми и сбросили несколько мешков с харчами на парашютах. Там были консервы. В овальных банках — рыбные консервы, а в круглых — мясные. Тогда я впервые попробовал маргарин. Он у них как сливочное масло. Скажу вам, немецкой снеди и выпивки в штабных машинах было вдосталь.

 

На День Победы – бидон водки

Бывшие фронтовики с особым удовольствием вспоминают День Победы. Для некоторых майское, сиреневое настроение осталось победным на всю жизнь.

— Наша дивизия стояла на австро-германской границе, — рассказывал Николай Невпряга. — Вечером выходит жена комбата из штаба и говорит: «Ребята, война закончилась!» Мы еще ничего не успели понять, как за ней выскакивает радист и орет: «Войне конец! Войне конец!» А уже за ними голос диктора Левитана: «Внимание, внимание, говорит Москва. Победа!!!» Что здесь началось! Стрельба-пальба. Вверх полетели пилотки, фуражки. Мне в воздухе прострелили пилотку. Долго я ее хранил как память. Потом в каждом подразделении появились боевые листки, фронтовые газеты. И, конечно, старшина Чулый привез водку в бидоне. Пили за Победу!

Герою Советского Союза не довелось пройти по брусчатке Красной площади на Параде Победы. Но именно ему доверили доставить знамя дивизии в Москву.

— Дали мне в сопровождение двух автоматчиков, выделили купе в поезде, — вспоминал герой. — Приехали в столицу. Нас направили на Софиевскую набережную. Заходим в здание. Встретила нас какая-то бабушка и говорит: сынки, идите туда — там генерал сидит, вот к нему и обращайтесь. Мы к нему. Отдал я пакет, сургучом опечатанный. Он вскрыл его, пробежал глазами по тексту и отправил нас еще к одной бабушке. Стучимся, заходим, там сидит бабушка, раскрашенная такая, и говорит: «Ребятки, что у вас там, знамя? Бросайте его в шкаф». Открывает она шкаф, а там знамен!.. Положили мы и свое, поехали в часть. Помню, по дороге думал: отдельное купе, два автоматчика, а тут — в шкафчик!

Ну а когда уже в 80-летнем возрасте, в 2005 году, ветеран снова увидел боевое знамя родной дивизии, не смог сдержать слез.

Заметим, что в 1950-м старшина Невпряга был демобилизован. Жил и работал в Новомосковске. Избирался депутатом горсовета, четырежды был членом исполкома горсовета. Почти четверть века возглавлял Новомосковскую городскую организацию ветеранов. До последних дней активно работал в Совете ветеранов Новомосковска. Словом, до последнего вдоха оставался бойцом. Настоящим героем.

Сергей Тихонов

Газета ГОРОЖАНИН

02.06.2018