ГАЗЕТА.dp.ua

Субъективно о Днепропетровске:

новости, аналитика, скандалы

Погода
Погода в Днепре

влажность:

давление:

ветер:

Банк против людей

30.08.2009

Вкладчики «УПБ» уже не дали бизнес-структурам «слить» активы банка, но своих денег до сих пор не вернули. Война продолжатся.

 

Взгляд сверху

Банк «УПБ» наряду с банком «Надра» невольно стал символом ненадежности и дутости украинской банковской системы. Если в ситуации с «Надрой» внимание акцентировалось на конфликте интересов Фирташа и Тимошенко, то известие о крахе «Укрпромбанка» обрушилось, как снег на голову. Эксперты проглядели момент, когда банк с двадцатилетней историей, твердо стоящий на ногах нефтяных инвестиций, вдруг поплыл.

Как пишут экономические СМИ, группа «Приват» в конце 2008 будто бы «получила «УПБ» за долги». До этого одним из крупных совладельцев банка выступала компания «Альфа-групп», владевшая всеукраинской сетью заправок ANP. Для развития заправочного бизнеса «УПБ» предоставлял кредиты самому себе, а точнее - «Альфа-групп». Нацбанк знал об этом, но закрывал глаза, добиваясь от «УПБ» лишь формального выполнения правил.

Но позже определенное количество заправок, составлявших 40% кредитного портфеля банка, внезапно было списано и переведено в резервы банка. На деньги, которые могли бы быть выручены от продажи этих заправок, и уповали вкладчики. Не вышло.

21 января этого года НБУ ввел в «УПБ» временную администрацию. Временный администратор банка Константин Раевский 1 июня предупредил всех о попытках группы «Приват» вывести станции ANP из-под залога.

- Судиться за эти заправки против «УПБ» – то же самое, что судиться против страны, - заявил Раевский.

А когда проблемный банк получил полтора миллиарда гривен рефинансирования в рамках программы НБУ, деньги были попросту выведены из «Укрпромбанка». От былых активов осталось не более 66%, - пишет «Экономическая правда». Из каких средств возвращать депозиты, если две трети банка фактически ушли, как вода в песок?

 

Насущное

Неудивительно, что правительство до последнего оттягивало момент принятия решения по проблемному банку. О нежелании спасать «УПБ» свидетельствует то, что из 6 млрд. гривен рефинансирования «Укрпромбанк» получил полтора. По подсчетам НБУ, рефинансирование обошлось бы стране на четыре миллиарда гривен дороже, нежели просто ликвидация банка.

И когда 21 июля мораторий на выдачу депозитов закончился, чтобы выиграть время, с 24 был запущен новый мораторий. В три дня просвета между запретами вкладчики не втиснулись. В отделениях банка им доходчиво объяснили, что «никто и ничего им не вернет – денег вообще нет».

В день введения нового моратория достоверный источник из Минфина сообщил, что уже готово решение о ликвидации «УПБ». Выплата по депозитам в таком случае поручалась бы «Ощадбанку».

Пока вокруг «УПБ» длился шаманский танец, государство удачно за бесценок выкупило 99% акций «Родовид-банка». Кабмин задумался и решил не спешить с ликвидацией «УПБ»: вдруг его тоже выгодней будет национализировать или… присоединить к «Родовиту»? Тимошенко сообщила о возможности распределения вкладчиков «УПБ» между «Ощадбанком» и «Родовид-банком». А «Родовид», потерявший свои филиалы и сотрудников, получил бы возможность за счет «Укрпромбанка» пополнить их ряды. Мертвое банковское тело растащат те, кто сильнее.

 

Взгляд снизу

Семь миллиардов сто тысяч гривен – именно такова сумма обязательств «УПБ» перед вкладчиками. В случае ликвидации «УПБ» вкладчиков разбросают по филиалам других банков, долги по депозитам перекроют бюджетными деньгами, имущество банка, включая опальные бензозаправки, пойдет с молотка, и группа «Приват», скорее всего, увести их не сможет. В таком случае, по мнению директора днепропетровского филиала «УПБ» Сергея Самокиша, люди начнут получать деньги уже к концу этого года.

Если же Кабмин, преследуя иные интересы, решит рефинансировать банк, вкладчики будут пребывать в подвешенном состоянии до истечения срока нового моратория – до 21 января 2010-го. А скорее всего, и того дольше.

Именно неопределенность и стала самым трудным испытанием для людей, в одночасье лишившихся своих денег. Была создана инициативная группа вкладчиков, в которую вошло около сотни клиентов банка. Идейный вдохновитель группы – Ольга Мурашова. Сейчас в ее доме многолюдно, постоянно звонит телефон. Ольга успела поучаствовать и в «боевых» действиях 31 июля в Киеве во время встречи с премьер-министром.

- Мы заявили охране, что будем присутствовать на встрече как обманутые вкладчики банка, - рассказывает Ольга. - Нам сказали, что мы можем зайти последними и молча послушать Тимошенко. Заходили мы через металлоискатели, все плакаты охрана забрала. Один удалось пронести под одеждой. Зайдя, мы развернули надпись «Укрпромбанк» - позор власти!» и замерли. На нас налетела толпа охранников и начала раздирать плакат на части. Первым делом они оторвали слово «позор», началась свалка.

Ольге неприятно вспоминать о том, как вкладчиков грозили забрать в отделение, посадить в «обезьянник». Но они решили, что если и сидеть в клетке, то всем вместе, и свой плакат не опустили. Уже через минуту протестанты стали центром внимания десятков телекамер, а охранников как ветром сдуло.

 

Сила в единстве?

Является ли создание инициативной группы рецептом от всех бед? Однозначно нет. Проблема в том, что игра вокруг банка идет на миллиарды, и выслушивать жалобы отдельного человека о потере нескольких тысяч гривен никто не собирается. Группа Мурашовой написала невероятное количество писем во все инстанции, результатом стала растущая пачка бумаг с отказами и отписками. Последняя капля - пришедшие из Генеральной прокуратуры два одинаковых, под копирку, ответа на два абсолютно разных по сути прошения.

Это чиновничье хамство возмутило вкладчиков. Утром 21 августа около двадцати их представителей силой заняли кабинет директора днепропетровского филиала «УПБ» и потребовали вернуть им деньги. К зданию сразу подъехали милицейский микроавтобус и телевидение. Журналистов в банк не пустили, сославшись на то, что он - «частная собственность», но их присутствие простимулировало милицию, которая тоже развернулась и уехала.

Тем временем в кабинете директора филиала Сергея Самокиша бушевали страсти.

- Верните нам наши деньги! – требовали люди. – Хватит кормить нас обещаниями, отписками. Мы сыты ими по горло!

- Поймите, я такой же работник офиса, как и вы. У меня нет ваших денег, у меня нет права выплачивать что-либо без решения руководства. Сейчас правительство решает вашу проблему, - отвечал им директор.

Вкладчики пытались добиться прямой линии с Константином Раевским - временным администратором «УПБ», но Сергей Самокиш телефон не дал и предложил еще раз написать коллективное обращение. Отказался он комментировать ситуацию и для «Горожанина».

- Мне запрещено давать какие-либо комментарии прессе. Обращайтесь в головной офис, - развел руками Сергей Яковлевич.

После этого директор красиво подвел черту под диалогом с обманутыми вкладчиками:

- Да, вы правы, кто-то ведет свою игру. Мы это понимаем, вы это понимаете. Но разве мы с вами можем что-то с этим сделать?

В помещении банка люди толпились до четырех часов вечера, после чего у входа нарисовался наряд милиции, который предупредил, что если посторонние останутся в здании после рабочего дня, это будет расценено как нападение. Законопослушные протестанты покинули кабинет директора.

- Руководство банка повело себя странно, - говорит предприниматель Игорь. – Они объясняли, что определенные бизнес-структуры пытаются «слить» банк. Но волна протестов в Киеве и Днепропетровске подняла такой ажиотаж вокруг «УПБ», что планы бизнесменов сорвались.

Вот это – и есть ответ на вопрос о том, стоит ли создавать инициативные группы и воевать со всем государством и его банковской системой.

 

Игра стоит свеч?

Для 71-летней Анны Петровны визит в «Укрпромбанк» едва не оказался последним в жизни. Все сбережения, которые удалось собрать на старости лет, она отнесла банкирам. Доведенная до отчаяния старушка надеялась обратить на себя внимание прибывшей 23 июля в Днепропетровск Юлии Тимошенко. Анна Петровна пришла к банку с плакатом: «Укрпром, верни депозит!». К ней вышел начальник службы охраны и попросил уйти. Анна Петровна отказалась. Мужчина раздосадовано исчез в дверях банка, а к протестующей подошли уже несколько человек в штатском, представились милиционерами и настоятельно порекомендовали отправиться домой. После отказа они силой завели старушку внутрь здания, чтобы спрятать ее от глаз премьер-министра.

- Было пять или семь человек. Они меня схватили под руки и потащили куда-то. Потом в глазах потемнело, и я потеряла сознание. Очнулась уже на койке, - вспоминает женщина.

 «Скорая» забрала Анну Петровну в предынсультном состоянии. К счастью, врачам удалось воспрепятствовать дальнейшему развитию приступа, и через неделю Анна Петровна смогла выйти из больницы.

 

Вода камень точит

Участники инициативной группы ходят на собрания, стоят под банком с плакатами, пытаются вернуть свои деньги. Но там, где нет высоких правительственных или бизнес-интересов, где ставки измеряются суммами с семью-девятью нулями, там простые люди никому не интересны. Что такое сто человек против банковской машины, за руль которой дерется вся бизнесовая и политическая элита страны?

Безусловно, большой победой маленького человека стало то, что с помощью протестов и писем удалось не дать просто так «слить» банк. Это должно зарядить людей на дальнейшую борьбу, заставить следовать их примеру вкладчиков других банков.

 

Игорь Андрющенко

Газета ГОРОЖАНИН