ГАЗЕТА.dp.ua

Субъективно о Днепропетровске:

новости, аналитика, скандалы

Погода
Погода в Днепре

влажность:

давление:

ветер:

Ядерная энергетика: что предлагают Украине ЕС и ТС

22.04.2011

В Киеве состоялась конференция-стран доноров достройки саркофага для ЧАЭС. Формальная цель (собрать 740 млн. евро) достигнута не была, но был установлен своеобразный рекорд – 550 млн. евро. Этот результат значительно лучший, чем в 2000 и 2005 годах, не говоря уже о 2008 году, когда правительстве Тимошенко вообще ничего не получило. Кстати, в этот раз экс-премьер встретилась с президентом Еврокомиссии (фактически – премьером ЕС) Жозе Мануэлем Баррозу и попросила приложить усилия по присоединению Украины к европейским программам ядерной безопасности…

Причины относительного успеха конференции называются разные.

Указывается, например, на возможную связь «щедрости» европейцев с событиями в Японии. Однако, претензий к японцам относительно надежности «Фукусимы» никто не выдвигает – станций, способных выдержать 8-ми балльное землетрясение, да еще и цунами, в мире, пожалуй, нет. Нет особых претензий по поводу ядерной безопасности и к Украине, поскольку все реакторы РБМК из эксплуатации выведены.

Говорят о приближении конечного срока эксплуатации объекта «Укрытие»: 30 лет – до 2016 года. Однако, если бы сейчас была собрана полная сумма, то к 2016 году сооружение нового защитного «кокона» только бы закончили. Сейчас строительство даже не начиналось, не проведена масса сопутствующих работ (строительство хранилища радиоактивных отходов, вывод из эксплуатации других энергоблоков ЧАЭС).

Возможно, сыграло свою роль и представление Запада о хозяйственной  эффективности и договороспособности нового украинского правительства. Впрочем, так ли это, будет видно по поступлению средств.

Однако, как представляется, важнейшей причиной успеха конференции была обмолвка Н. Азарова после переговоров с В. Путинным. Он упомянул, что Россия может согласиться на пересмотр формулы ценообразования на газ при условии развертывания широкомасштабного сотрудничества в атомной сфере.

Это сотрудничество предполагает два крупнейших проекта.

Во-первых, это создание давно уже анонсированного замкнутого цикла производства ядерного топлива, причем собственно формирование топливных сборок будет осуществляться в России, на российско-украинском СП, которое будет создано на базе российского концерна «ТВЭЛ». Отметим, что США без восторга относились у этой идее, обсуждавшейся еще правительством Тимошенко.

Во-вторых, предлагается программа строительства 10 новых атомных блоков за 10 лет. Строительство новых блоков позволит загрузить не только российскую, но и украинскую промышленность, в первую очередь – Харьковский «Турбоатом».

Два этих проекта позволяют резко снизить зависимость украинской энергетики от импортных энергоносителей, гарантировав ту самую энергетическую безопасность, за которую столь активно «боролась» прошлая власть.

Однако, принятие этих, безусловно выгодных для Украины проектов, сталкивается с геополитической неопределенностью. Если Украина планирует со временем вступать ЕС, то надо не стоить новые блоки, а, напротив, закрывать старые. Руководство ЕС против продолжения эксплуатации АЭС с реакторами советского типа (даже если речь идет о совершенно безопасных и «чистых» реакторах ВВЭР).

Причина совершенно прозаична – деньги. Попытки загружать в реакторы ВВЭР чешской станции «Темелин» привели к многочисленным аварийным ситуациям и, в конце концов, к досрочному изъятию топливных сборок. ЕС надавил на власти Литвы и Болгарии, добившись остановки Ингалинской АЭС и части реакторов  болгарской АЭС «Козлодуй». Лишь бы не сотрудничать с Россией.

Итак, выбор у украинских властей простой.

Или мы следуем путем «евроинтеграции» и отказываемся от АЭС, а с ними – от почти 50% производимой электроэнергии, превращаясь из экспортера электроэнергии в импортера.

Или же мы серьезно относимся к предложениям вступить в Таможенный Союз, и приобретаем ту самую «энергетическую безопасность», за которую боролись, но которую так и не обеспечили «патриоты-евроинтеграторы».

Василий Стоякин,

директор Центра политического маркетинга