ГАЗЕТА.dp.ua

Субъективно о Днепропетровске:

новости, аналитика, скандалы

Погода
Погода в Днепре

влажность:

давление:

ветер:

Самый веселый днепропетровский депутат



Ни политиком, ни генералом шуток наш земляк Григорий Гельфер себя не считает

 

 

Григорий Аркадьевич Гельфер – художественный руководитель театра КВН ДГУ и по совместительству депутат городского совета. Быть может, самый веселый депутат.

 

Сняли с капитанства за пятую строку

17 октябрь 1987 года в столице тогда еще нерушимого Советского Союза команда КВН ДГУ сенсационно обыграла сборную Московского госуниверситета. Счет игры говорит сам за себя: 28,6:26,5. Немалая заслуга в этой судьбоносной игре принадлежит как раз Григорию Аркадьевичу, которого многие называют просто – Гарик.

— Мы были умные, талантливые и провинциально заряженные, а они – умные, талантливые, но расслабленные, — вспоминает Григорий Гельфер. — Им априори казалось, что МГУ круче, чем ДГУ. А ведь именно провинциалы заряжены на успех, на выживаемость, потому они зачастую достигают большего. К тому же мы играли в перестроечные времена, когда неподкупность и открытость поощрялись, а исход игры определялся не «по понятиям», а честно и демократично. Правда, из-за этой самой «демократии» мы пострадали в другой игре, с Донецком. Тогда «внутренний голос» опроверг вердикт главного жюри и отдал недостающие для победы 0,7 балла нашим соперникам.

Победа над столичными игроками стала своеобразной точкой отчета, с которой началось восхождение одной из самых легендарных команд КВН всех времен и народов. А ведь в нешуточной борьбе с днепропетровцами сражались будущие знаменитости — лидер популярной группы «Несчастный случай» Алексей Кортнев, блистательный телеведущий Валдис Пельш, один из самых успешных российских рекламистов Владимир Перепелкин. Между прочим, судили эту историческую для днепропетровского КВН игру великие – Георгий Данелия, Юрий Саульский, Георгий Бурков, Владислав Третьяк.

Но, оказывается, капитаном КВН Гарик был еще в школе. Правда, недолго.

— Ну да, сняли меня с капитанства. Не помню, почему. Быть может, пятая графа подвела. Но было очень обидно. Я даже заплакал, — вспоминает Гельфер.

 

По поведению пятерка, но с минусом

В школе у будущего театрала поведение было – кто бы мог подумать! — не вполне идеальное. Даже и дрался порой. Ну и отец как-то пообещал сыну: получишь пять по поведению – возьму на рыбалку.

— Пойти с отцом на рыбалку – это просто мечта, — рассказывает Григорий Аркадьевич. — Но пятерка! А мне повезло, что в то время ученики сами оценивали свое поведение, а учителя только визировали эту оценку. Так у нас воспитывали способность критически оценивать собственные поступки. Ну, я поставил себя пятерку с огро-о-омным минусом. Учительница усмехнулась, но своей подписью оценку подтвердила. И я был взят на рыбалку!

Заметим, что детство будущего КВНщика было типичным для обычного советского ребенка. Гарик читал обычные мальчишеские книги — Дюма, Жюль Верна, Майн Рида. Ну и мечтал стать комсомольцем. Но при этом оставался внутренне абсолютно свободным. Оно и понятно – мама защитила диссертацию на тему «Свобода личности при социализме».

— Так и было, — подтвердил художественный руководитель театра КВН ДГУ. — А о комсомоле действительно мечтал. Казалось, что комсомольский значок придает взрослость. Нацепить его — и на фильм «до 16-ти» запросто пустят. Так и сделал, но не прошло. Не пустили…

А еще нынешний городской депутат занимался спортом и однажды едва не покалечил своего напарника.

— Занимался акробатикой, какое-то время ходил на самбо, — продолжает рассказ собеседник. – Но там случилась неприятная история. Я боролся с каким-то парнем, потом что-то сделал, после чего он упал и получил открытый перелом. Жуть! Понял, что борьба – не моё.

Наверное, можно сказать, что в разносторонне одаренном днепропетровском школьнике «лирик» легко уживался с «физиком». После окончания школы восторжествовал «физик», и Гарик поступил на мехмат.

 

Свою судьбу нашел в «Юности»

Популярный студенческий театр зримой поэзии назывался просто – «Юность». Именно в этом творческом коллективе впервые по-настоящему раскрылся талант Григория Гельфера. В «Юности» Гарик встретил и свою будущую супругу Наташу. Именно в «Юности» студент мехмата испытал первые серьезные испытания и потрясения.

— Однажды с «Юностью» мы поехали в Карпаты, — рассказывает Григорий Аркадьевич. — Дело было зимой. Я встал на лыжи, поехал и… приехал. Упал и очень сильно ударился. Думал, просто сильный ушиб. Еще несколько дней провел в горах, а после возвращения домой сделал рентген, и оказалось, что у меня перелом шейки бедра. Наложили гипс. Даже на экзамен приходил на костылях. Между прочим, очень помогало. А еще писал стихи. Времени было достаточно.

< Заметим, что стихи у Григория Гельфера очень лирические, с легким привкусом иронии, а быть может, и самоиронии:

О, Боже мой!

Как много в мире лжи!

Ты помнишь –

Мы в июле расставались?..

И нам с тобой из речки

Улыбались

Неискренние

Летние моржи…

 

Жизнь – штука одноразовая

Реализации творческих планов и замыслов во многом помогает любовь. Любовь к искусству и вообще любовь. У Григория Гельфера и Натальи Деминой (большие личности даже в браке зачастую носят разные фамилии) двое сыновей. Жена Гарика (сегодня она директор СШ №71) вспоминает такой случай:

— Классный руководитель старшего сына поставила ему конкретный трояк. Зашла она в мой кабинет и отчитала за почерк сына и еще за что-то. Я сыну говорю: «Что ж ты меня позоришь?» А мой 8-летний сын отвечает: «Мамочка, я тебя очень люблю и никогда не предам. А какая у меня оценка — 3 или 5 — не так и важно. Ты ж знаешь, что я у тебя умный.

Из детских перлов запомнился еще и такой.

— Как-то смотрели по телеку рекламу, где рекламировались одноразовые товары, — продолжает рассказ супруга Григория Аркадьевича. – Ну, сын вдруг и спрашивает: «Мама, а жизнь – одноразовая?»

Ну а творческим переосмысливанием этой «одноразовой жизни» занимается Гельфер-старший. О том, как именно, — можно проследить, например, по проекту кабаре «Веселый песец».

— Жанр кабаре придумали, разумеется, не в Днепропетровске. Он появился в конце ХІХ века в Париже. В Париже был «Черный кот», а в Москве — «Летучая мышь». Известны также «Приют комедиантов» и «Бродячая собака». Ну а наши острословы воспользовались песцом. Этот зверь — игривый и забавный. Ну а «веселый» — это говорит о том, что мы к проблемам, которые нас окружают, стараемся относиться с юмором и иронией. Мы стараемся быть политически незаангажированными, — констатирует Григорий Гельфер. — На самом деле это просто острый взгляд на политические события с использованием художественных средств. Наши миниатюры — не политика, а реакция на злободневные проблемы, которые волнуют наше общество.

Сегодня Гарик Гельфер также работает местным депутатом, хотя политиком себя не считает. Не считает себя Григорий Аркадьевич и генератором шуток. Хотя на сессиях горсовета он, наверное, улыбается чаще других.

— Поводов для оптимизма полно! – считает Григорий Гельфер. — Общение с друзьями, хорошая погода, интересная книга. Сама жизнь. Какие поводы будут потом – не знаю.

С этим доводом трудно не согласиться. Жизнь-то действительно одноразовая.

 

Сергей Тихонов

Газета ГОРОЖАНИН

15.06.2016