ГАЗЕТА.dp.ua

Субъективно о Днепропетровске:

новости, аналитика, скандалы

Погода
Погода в Днепре

влажность:

давление:

ветер:

Экологические проблемы Днепра растут, для их решения нужен системный и грамотный подход



Экс-руководитель управления экологии мэрии Олег Семенко рассказал «Горожанину» о том, сколько полезных наработок оставила старая команда новой

 

Олег Семенко возглавлял управление экологии горсовета Днепра около четырех лет, до 2014 года. Руководителем он был не очень публичным, но очень активным, за что, собственно говоря, его и попросили на выход. Уж больно серьезная собралась критическая масса недовольных бизнесменов, которым горсоветовские экологи портили жизнь, требуя соблюдать стандарты и нормативы.

Но цель этой публикации – не воспоминания о прошлом. Мы поговорили с Олегом Семенко как с безусловным авторитетом в вопросах экологии города. И разговор шел о системном и грамотном подходе к разрешению экологических проблем.

 

Против бизнес-монстров

— Сегодня вы не чиновник, а политик. Вам нет смысла играть в бюрократические игры умолчания и недоговоренности. Скажите честно, как по прошествии времени вы оцениваете результаты вашей работы в мэрии Днепра?

— Я смело могу сказать, что нам удалось командой (подчеркиваю – командой) сделать несколько действительно важных и хороших дел для жителей города. Не все они на поверхности, многие горожане и не знают о всяких тонкостях городских экологических войн, но результаты почувствовали все.

Первое – это закрытие нашего страшного и второго на Украине по счету так называемого мусоросжигательного завода. Во времена СССР их было 4, по состоянию на 2010 год осталось два. Один из них работал в Киеве и только недавно закрылся. Днепропетровский мы закрыли в 2011 году, а до этого завод травил всё живое вокруг в радиусе до десяти километров. Его технология и его выбросы были смертельно опасны для людей.

Когда мы в 2010 году начали системно заниматься этой экологической бомбой, нам почти что хором говорили: «Вы вообще понимаете, куда вы полезли и во что вам это выльется?» Мы понимали, насколько всё было сложно и непросто. И выбрали грамотную стратегию — заказали в химико-технологическом университете комплексную научную экспертизу. Поставили более 70-ти точек контроля по периметру завода, обложили так плотно, чтобы и мышь не проскочила, брали пробы по 50-ти показателям. Минимальное превышение допустимых концентраций вредных веществ было в 6 раз, а по некоторым позициям — и в 200 раз

Люди отработали несколько месяцев, под итоговым документом было два листа подписей — от академиков и докторов наук до доцентов. Акт положили на стол руководству завода. А там люди все прагматичные, стали считать, что выгодней – заплатить начисленные экологической прокуратурой многомиллионные штрафы или идти на попятную. Спрашивают у нас: «С вами решить можно?» Отвечаем, что нет, с нами решить нельзя. «Вы что, — удивляются, — такие неподкупные?» Нет, мы просто взяли 40 тысяч бюджетных денег, заказали официально мониторинг, прошили эту книжечку с результатами, сделали копию и вот даем вам ознакомиться с одним экземпляром. Что решаем? Он говорит: «Ладно, лучше закроюсь». И закрылся.

Были и другие аналогичные истории. Мы были цепными псами, которые находили проблематику, вскрывали ее, и во многих случаях нам удавалось находить компромисс. Мы заставляли нарушителей хотя бы что-то, но сделать. К примеру, мы даже прославились (друзья мои армейские нашли меня по видеосюжетам на эту тему), накрыв «Интерпайп» с его выбросами. К сожалению, этот вопрос был «решен» на уровне области и спущен на тормозах в течение месяца. Но очистку мы сделать завод заставили, и штраф они таки заплатили, несмотря на то, что это было вне компетенции нашего управления.

— Тогда ходили легенды о том, что вы даже ЕВРАЗ с его российскими владельцами сумели достать. Была такая история?

— Была. Хотя, казалось бы, что такое корпорация с мировым именем и многомиллиардными оборотами и что такое управление экологии горсовета? Смех да и только, весовые категории несопоставимы. И многие, которые «всё знают и всё понимают», тоже говорили: мол, куда вы лезете? А мы таки нашли способ заставить ЕВРАЗ поставить очистку! Тогдашний вице-мэр Игорь Цыркин нашу идею одобрил, город приобрел первый современный пост мониторинга контроля окружающей среды, один датчик поставили возле завода и в течение нескольких месяцев снимали показатели. Опять подключили ученых. Была выявлена взаимосвязь резких вспышек заболеваний сердечнососудистой системы, случаев инсультов, обострений астмы с выбросами серы ЕВРАЗом. Мы сказали тогда руководству завода, что или они согласуют с Москвой установку очистных, либо мы выведем толпу общественников и больных с их справками и эпикризами. Они поняли, что мы не шутим, задумались, а через два месяца пригласили нас на открытие установки по очистке серы, которая дает результат в 95%. И жители Чечеловского района, Краснополья, Новокодакского района это ощутили буквально сразу же, как только эта очистка заработала. Я считаю, что это была серьезная победа.

 

Мусорные войны и победы

— Помнится, что в те годы вашу фамилию часто вспоминали в СМИ в контексте проблем с вывозом мусора. Хотя те проблемы в сравнении с нынешними воспринимаются едва ли не как абсолютное благополучие…

— Мусором мы тогда масштабно занимались. Пошли от учебников, четко разобрались в том, как организовывается процесс сбора и вывоза мусора. Начали разбираться с раздельным сбором, до нас никто этого не делал. Мы еще тогда поняли, что бесполезно ставить по 30 коробок, как в Японии, у нас другой менталитет, не японский, у нас хотя бы разделяйте мусор на мокрый и сухой.

Проблемы были самые элементарные, но денег в тогдашнем бюджете ни на что не хватало. Например, в городе было всего порядка 4,5 тысячи контейнеров для мусора, а когда мы от нуля сделали схему санитарной очистки города, то выяснили, что их должно быть 11 тысяч! Вот вам и ответ на вопрос, откуда появляются стихийные свалки. Мы успели купить около 500 новых контейнеров и передали их ЖКХ. Потом в городе появились огромные 22-тонные контейнеры для негабарита, их же начали ставить там, где баков не хватало.

Но нужно же учитывать еще и менталитет наших людей. Возле дома я бросать не буду, но по дороге на работу выкину. Были колоссальные проблемы с ОСМД, когда 12-подъездный дом, чтобы платить меньше, ставил всего два контейнера. Я такие случаи помню по Соколу, по Красному Камню, по Победе. Вот многострадальный дом №100 на Победе. Там все идут на троллейбус и в этом проходняке кидают мусор. Мы проехали, увидели, что на огромный дом всего 4 контейнера.

Мы были единственными, кто провел реальный конкурс мусороперевозчиков. А сегодня я не могу понять, почему не проводят конкурс, ведь ситуация не просто горящая, а уже караул. Нужно смотреть тариф за вывоз мусора. Когда мы заходили, стоимость топлива была где-то около 9 гривен за литр, на момент утверждения новых тарифов цена поднялась до 11 гривен. Исходя в том числе из этих цифр, была сделана экономическая модель и утвержден тариф. А какая экономика у мусороперевозчиков сегодня? Рентабельности и экономической выгоды нет, видимо, работает один кнут, без пряника. Но мусор — это не только экология, но еще и социальный взрыв, политика, и многие наконец это уже поняли. Конкурс проводить нужно, утверждать тариф нужно, разбираться с перевозчиками и, по моему глубокому убеждению, городским властям нужно брать под контроль перевозку и утилизацию мусора. Потому что частный бизнес в этом деле точно не потянет.

Мы тогда первыми подняли проблему «серых» мусороперевозчиков и объявили им войну. Когда пришли, их было около 40, а когда уходили, осталось пять. Сейчас не знаю. Но знаю, что это сильно структурированный бизнес, который умеет защищаться и приспосабливаться, и он – главный рассадник стихийных свалок в городе. Из-за них в том числе инвесторы не хотели идти в Днепр. Ведь привлекательный инвестиционный климат — это правильные и прозрачные долгосрочные правила игры.

— Перевозчики и тарифы – это одна часть проблемы, мне кажется, что самая сложная часть – утилизация мусора. Согласны?

— Мусорная проблема будет всегда, если не наладить систему утилизации, как на Западе, когда мусор можно превратить в деньги.

Я вижу, что нынешняя власть города достаточно прагматично пошла по очень правильному пути. Насколько знаю, мэрия начала сотрудничество в вопросах утилизации ТБО с японцами. Это самый лучший выбор, и если все-таки такой завод, с японскими требованиями, построят, то город от этого только выиграет.

Знаю, что мэр сегодня занялся борьбой с черными металлистами. Это прекрасно. Но я бы советовал упорядочить сбор вторсырья в принципе. Возьмите это под контроль мэрии, сделайте процесс легальным. Это же колоссальные деньги в бюджет города. Сейчас некоторые позиции — тот же пластик – стали валютной позицией, тонна пластика стоит даже чуть дороже, чем тонна металла. Просто собирай пластик и продавай. Мы в свое время это предлагали, но нас тогда не услышали. Или услышали, но не смогли побороть теневой рынок. Сейчас вижу, что ситуация другая. Может, я ошибаюсь и все продолжает функционировать, только более подпольно и без лобовой такой серой крыши, которая раньше, не стесняясь, приезжала, и нас отгоняли от темы вторсырья.

 

Кто травит воду?

— Один из самых больных вопросов нашего города – экология водных ресурсов. Проблемы здесь видны, как говорится, невооруженным глазом – цветение Днепра, цвет воды из-под крана. А если еще и в микроскоп заглянуть, так и подходить к воде не захочется. Проблема решаема в принципе или нет?

— Управление экологии занималось не только выбросами, но и сбросами. Жалоб от горожан у нас в тот период была масса. Разобравшись с громким скандалом, в котором участвовало пятно выбросов в Днепр от «Интерпайпа» и рукотворный «остров» от бумажной фабрики, мы решили начать всё сначала – сделать реальный и обстоятельный аудит всех сбросов в Днепр.

Существует объемная законодательная база о пользовании водными ресурсами. Для любого предприятия считается лимит потребляемой воды и лимит сброса стоков. Если стоки не соответствуют нормативам, должны быть установлены очистные сооружения. А если это не выполняется, то накладывается штраф от нескольких тысяч до нескольких миллионов гривен. Любая врезка в сбросной коллектор должна согласовываться. Должны считаться объем, диаметр и так далее. Но 27 лет этим вообще никто не занимался. Мы эту тему начали, и надеюсь, что нынешняя власть эту тему продолжит.

Когда мы только пришли, нам говорили, что существует порядка 6-7 сбросов в Днепр, а мы проверили и посчитали, их оказалось больше 40, и это только по правому берегу. По левому их еще больше — по моим оценкам, в общей сложности около 70 стоков, и большинство из них не очищенные и незаконные.

Мы начали с правого берега. Всё обходили ногами, это была кропотливая работа на протяжении нескольких месяцев. И она была успешно завершена. Многие мне тогда говорили: мол, деньги любят тишину, а очистные не поставили или отключили потому, что из-за них падает рентабельность предприятий, слишком большие расходы на электричество для насосов. В этом как раз одна из главных проблем нашей страны — в том, что многие её рассматривают как территорию заработка. У 99% есть желание, как говорил Жванецкий, выдавить эту страну в бокал. Поэтому их логика — не платить за электричество, нужное для насосов. Да плевать им, какая вода в Днепре. У них дети на Сене, на Туманном Альбионе. А вот мои дети здесь, и я понимаю, как эта «экономия» влияет на экологию и генетику! Поэтому и есть четкое понимание, что если мы ничего делать не будем, то страны не будет.

Вот вам наглядный пример: мы нашли огромный коллектор, построенный еще в XIX веке. Формально он заброшенный, но шел с коксохима, и по нему шел неочищенный сброс. Лет 40 назад здесь были очистные сооружения, но когда мы его нашли, от них остались одни развалины.

Мы тогда завершили работу по правому берегу, готовились перейти на левый, но эта работа была уже той точкой кипения, после которой меня вежливо попросили искать себе другую работу.

— И что сегодня с вашей картой, на которой обозначены все незаконные врезки в систему коллекторов и сбросы неочищенных стоков? Куда она делась?

— Я надеюсь, что рукописи не горят. Да наша рукопись и не может сгореть, она была выполнена за бюджетные деньги, попала в бухгалтерскую отчетность и потому должна храниться в управлении экологии.

Хотелось бы, чтобы нынешнее руководство города воспользовалось нашим трудом и взяло под жесткий контроль врезки. Понятно, что за один год всю работу не сделать, но начать и вести её хотя бы локально – можно и нужно.

Некоторые же предприятия и даже рестораны, кого заставили, привели в порядок свои сбросы, улучшили или исправили ситуацию, перестали нарушать гидротехнический баланс Днепра. Тот же клуб «Сич» на Победе — сейчас прекрасное место. А когда люди начали пять лет назад массово жаловаться на неприятный запах гниения Днепра и мы приехали на эту территорию, то увидели болото, так как спроектировано всё было неправильно. Помню, подключили тогда специалистов, исправили ситуацию, сейчас вопросов нет. Ну и на самом деле работа городских властей и состоит из таких небольших, но грамотных и последовательных шагов. Это кропотливая работа, иногда незаметная, но качество жизни горожан от результатов этой работы или ухудшится, или улучшится.

А вообще, главное во всём этом – система и единые требования ко всем. Люди жалуются на качество воды в кранах — так начните решать проблему с самого начала, примите на государственном уровне определенный стандарт воды. Вода в кранах должна быть вот такого химического состава — и никаких отклонений. Появится стандарт, и тогда городским службам придется ставить новые очистные на водоканале и хлорно-переливной станцией заниматься, и магистральный трубопровод делать, и внутридомовые трубы менять, чтобы вода соответствовала стандарту. Примите норматив качества питьевой воды в трубе, и самый первый и самый важный шаг вперед вы уже сделали.

— Вроде как совсем прописные истины вы рассказываете. Но почему же так мало делается реальных шагов, если алгоритм ясен и понятен?

— Знаете, я подозреваю, что дело в низком уровне грамотности и системности многих новых руководителей на всех уровнях. Люди готовы общаться на уровне лозунгов, но не могут вникнуть в проблему, выстроить алгоритм её решения, пользоваться уже существующим законодательством. Даже простой документ, чтобы он был ясный и недвусмысленный, многие сегодня в местной власти написать не могут. Падает уровень профессионализма, зато очень резко растет накал воинствующего дилетантства.

Простой пример — когда мне люди начинают говорить: мол, давайте снесем ГЭСы на Днепре, вернемся к его руслу, восстановим естественное течение, ведь как хорошо тогда будет! Классная, отвечаю, идея. Модная. Какие-то ученые публикации пишут о Днепре, рассказывают про ауру, как она будет гудеть, если пороги вскрыть.

Только у меня вопрос: вы о Чернобыле забыли? В Днепродзержинске (ныне Каменское) в своё время стоял целый батальон, который каждый год перекапывал Днепр для остановки ила. С 1992-го года этого никто не делает. Но если сбросить уровень воды в Днепре, миллиарды тонн радиоактивного ила выйдет на поверхность, а потом ветер и солнце сделают свое дело, высушат его в пыль. Вот тогда действительно будет катастрофа. Но никто об этом даже не задумывается. Блефуют, когда говорят, что его можно утилизировать. В итоге эта радиоактивная пыль накроет всю Украину. Но чтобы это понимать, нужно иметь какой-то определенный уровень знаний, изучать проблему от начала до конца, видеть её системно и целиком.

Рекомендую всем новоиспеченным муниципальным и государственным структурам власти начинать свою полезную работу с того, что детально и под карандаш ознакомиться со своими должностными инструкциями, с положениями о своих департаментах и управлениях, с той законодательной базой, которая регламентирует их направление работы. К сожалению, это сегодня большая редкость.

 

Газета ГОРОЖАНИН

14.09.2018