ГАЗЕТА.dp.ua

Субъективно о Днепропетровске:

новости, аналитика, скандалы

Погода
Погода в Днепре

влажность:

давление:

ветер:

Как это было 100 лет назад: военное положение в Екатеринославе 1905 году



Царские власти использовали военное положение для усиления репрессий в Екатеринославской губернии


Превентивная мера не внушала горожанам чувства безопасности. Наоборот, то далекое время осталось в памяти как «время, полное мрачного произвола».

Итогом выступлений стал царский Манифест

Особенностей военного положения в нашем крае в 1905-1907 годах, конечно, никто уже не помнит. Тогда в разгаре была первая революция в России. Милостивейшим манифестом Николая II от 6 августа 1905 года «Об учреждении Государственной Думы» учреждалась Государственная Дума как законосовещательный орган при монархе. Однако волнения против монархии не прекращались.

Итогом выступлений стал царский Манифест от 17 октября 1905 года, даровавший гражданские свободы на началах неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов. Манифестом учреждался Парламент, состоящий из Государственного Совета и Государственной Думы.

Но и это не успокоило народ. Поэтому 16 декабря 1905 года в Екатеринославе и его окрестностях было объявлено военное положение, а на территории губернии – состояние чрезвычайной охраны. Военное положение ввели и в Верхнеднепровском уезде. А также в Нижнеднепровске и поселке Амур, которые тогда относились к Новомосковскому уезду. Введение военного положения было вызвано аграрными беспорядками в губернии.

«Невесело сейчас в Украине, — сообщал екатеринославский корреспондент полтавского журнала «Рідний край». — В основном ввели везде «усиленную охрану», а потому людям нельзя собираться и советоваться о своих нуждах. Многие люди сидят под арестом – интеллигенты, крестьяне, рабочие. И еще арестовывают ежедневно новых. Газеты прекращают издание, конфискуются».

В полдень увидел свет, а вечером был арестован

24 февраля 1906 года в Екатеринославе вышел первый номер еженедельника «Добра порада», который себя позиционировал как «политический, экономический и литературный журнал». Век первого украинского издания в Екатеринославе оказался недолог: после выхода четвертого номера новорожденную «Добру пораду» царские власти прикрыли.

Вот что писалось во втором номере журнала: «Благодаря исключительным законам, которые теперь господствуют у нас на местах, где (введено) «военное положение», начальный первый номер «Доброї поради» в значительной степени не дошел до читателей: в полдень он вышел в свет, а как стемнело, то в редакцию пришла полиция и забрала все, что не было продано, ¾ всего издания! Велено конфисковать».

Редакция еженедельника находилась по адресу: Екатерининский проспект, 101, кв. 3. Это здание находилось по соседству с тогдашним Городским садом (нынешним парком имени Лазаря Глобы). А печатался журнал в типографии Семена Барановского на улице Феодосийской (здание типографии до нашего времени также уцелело – там, правда, сейчас живут люди).

Первый номер подписал в печать в качестве редактора-издателя очень прогрессивный журналист и писатель-народник Николай Васильевич Быков (1857-1917), а следующие уже подписывал Константин Лукич Дьяконов. Два редактора для четырех номеров – это тоже о многом говорит!

Тогдашний российский политик, один из лидеров кадетов Василий Маклаков назвал исключительные положения «режимом узаконивания беззакония». Даже считанные номера «Доброї поради» хорошо отражают смутное время на Екатеринославщине, объявленной в начале 1906 года «на военном положении»:

«Екатеринославская губерния за последнее время жила, как и вся Россия, очень неспокойно. В декабре по многим уездам было разгромлено немало экономий, в Верхнеднепровском – 66».

«Экономия» по определению тогдашнего словаря под редакцией В.В. Битнера – это «более или менее обширное сельскохозяйственное поместье со всеми принадлежностями к нему, угодиями и приспособлениями для обработки добываемых здесь продуктов». Здесь трудились наемные рабочие – они часто были недовольны условиями труда и оплаты, поэтому и громили господские экономии.

Центром арестов стал Екатеринослав

Продолжим цитирование еженедельника:

«С начала января (1906) по селам, где были разрухи, ездили казаки и солдаты с пушками, били крестьян нагайками и арестовывали. Арестовывали не только крестьян, но и учителей, врачей, фельдшеров и попов. Больше всего брали и берут за Крестьянский Союз (в то время в селах создавались ячейки Крестьянского Союза, обещавшего защищать интересы крестьян). Говорят, что всех арестованных в губернии до 3-х тысяч человек. В самом Екатеринославе — человек до 900.

… По всей губернии разослан приказ временного военного генерал-губернатора Сандецкого, в котором он, между прочим, пишет так: «За всякие посягания крестьян на чужую землю, лес, выгоны, за всякое самоуправство и за то, что силой будут изгонять рабочих из экономии, — будет большое и беспощадное наказание. А те села, в которых люди позволят себе какое-либо насилие над экономиями и барским хозяйством, будут обстреливаться из пушек». А раньше был приказ, чтобы за такие проступки отдавать под военный суд.

Из Екатеринославской губернии выезжает много людей: с 1 января и до 13 февраля взято 900 паспортов за границу».

Выборы под присмотром МВД

Из хроники того же издания:

«С конца февраля везде по всей губернии идут выборы выборщиков в Государственную Думу». (В царской России за депутатов в парламент голосовали не избиратели, как сейчас, а так называемые «выборщики», избранные избирателями, – действовала двухступенчатая система). От Екатеринославской губернии должно быть избрано 11 человек в Думу.

«Выборы их по приказу министра (внутренних дел) Дурново должны состояться 14 апреля. Министр Дурново приказывает губернатору, чтобы он подробно сообщал ему о том, как идут выборы, и о тех выборщиках, которые будут избраны на съездах. Выборы выборщиков в губернии должны закончиться в марте».

«В Новомосковском уезде появилось на съезде богатых господ только 48 из 199. Избраны в губернское избирательное собрание С.Н. Родзянко (предводитель дворянства) и И.П. Магденко (председатель земской управы) и 5 крестьян.

В г. Новомосковске не слишком берутся за выборы. Между городскими избирателями нет никакого ни согласия, ни единения. А в селах крестьяне выбирают своих же крестьян и очень интересуются этими выборами.

Банки, казначейства и пр. охраняются казаками.

На собраниях уполномоченные от г. Екатеринослава выборщики избрали Кравченко, рабочего из депо станции Екатеринослав. После выборов эти уполномоченные также собрали деньги для сидящих в острогах (тюрьмах).

На всей Екатерининской железной дороге сейчас выставлены военные караулы и охрана. На мосту стоят патрули. Касса и телеграф на станции охраняются».

В душной атмосфере запретов

Новый «временный военный генерал-губернатор В.П. Желтановский» издал приказ, что он «вступает к отправлению своих обязанностей».

«26 числа (26 марта 1906) начал свою деятельность: с генералом Томичем ездил в Александровск (ныне г. Запорожье) ревизовать недавно сформированную там уездную стражу. Вернувшись из Александровска, В.П. Желтановский уехал в Елисаветград (ныне Кропивницкий), где он тоже состоит «временным генерал-губернатором».

В Екатеринославе готовятся к святкам. На улицах ходят солдаты. Стража усилена».

Это было последнее сообщение в хронике «Доброї поради» за 31 марта 1906 года. На этом власть приостановила издание первого украинского еженедельника.

В г. Днепре нет подшивки этого редкого издания, ставшего жертвой произвола в отношении прессы. Чтобы ознакомиться с ним, пришлось ехать в Киев, где в Национальной библиотеке имени академика В. Вернадского хранится комплект в коллекции Бориса Гринченко. На подшивке – штампик: «Библиотека Б. Гринченко».

Несмотря на военное положение и усиленную охрану временного екатеринославского генерал-губернатора Василия Желтановского, эсеры стали готовить покушение на него и уже 23 апреля 1906 года осуществили задуманный ими террористический акт. Генерал-губернатор погиб на привокзальной площади.

4 октября 1906 г. проходило учредительное собрание Екатеринославского украинского литературно-артистического общества «Просвіта». Душная атмосфера военного положения, конечно, не способствовала деятельности «Просвіти», по сути, парализовала это общество.

Запретом кончались попытки театральной секции подготовить украинские спектакли. Журналы закрывались. «Гнет военного положения такой тяжелый, — вспоминал один из членов «Просвіти», — что невозможно было членам Общества даже собраться для обсуждения своих дел».

В таких условиях нелегко было выхлопотать разрешение на проведение учредительного собрания «Просвіти». Только благодаря усилиям уважаемого в городе директора музея Д.И. Яворницкого такое разрешение удалось получить. Собрание состоялось 4 октября 1906 года в помещении Народной аудитории – возле нынешнего оперного театра.

В Екатеринославе не обошлось без еврейских погромов. И просто ограблений.

«У нас на площади каждую ночь такая стрельба, как будто на войне, — сообщал 25 августа 1906 года выехавшему из города директору музея Дмитрию Яворницкому хранитель музея Николай Сластион. — А вот вчера к еврею в лавочку, что вот там на углу возле трамвая, пришло шестеро с револьверами, забрали деньги и некоторые ценные вещи, да и пошли себе, это было 8 часов вечера».

Военное положение не внушало чувства безопасности. Наоборот, то далекое время осталось в памяти как «время, полное мрачного произвола».

Николай Чабан

Для газеты «ГОРОЖАНИН»

24.12.2018