ГАЗЕТА.dp.ua

Субъективно о Днепропетровске:

новости, аналитика, скандалы

Погода
Погода в Днепре

влажность:

давление:

ветер:

Почти секретно… 29 мая на Днепрводоканале прошла вторая серия общественных слушаний по тарифам



Странности начались с отсутствия объявления о слушаниях, а продолжились тем, что за тарифы городского КП отдувалась представительница контролирующего органа – Нацкомиссии по регулированию тарифов в энергетике и коммунальном хозяйстве

Корректировка тарифа

29 мая на режимной и закрытой для посетителей территории КП «Днепрводоканал» состоялись общественные обсуждения проекта постановления НКРЭКП о внесении изменений в постановление НКРЭКП от 16.06.2016 №1141 «Об установлении тарифов на централизованное водоснабжение и водоотведение на 2019 год для КП «Днепрводоканал».

— Начинаем обсуждение относительно поддержания проекта, — такими словами слушания открыл не директор водоканала, а заместитель начальника управления и начальник контрольных проверок сферы коммунальных услуг управления НКРЭКП в Днепропетровской области Юлия Любинецкая. – На заседании НКРЭКП 14 мая 2019 года согласовали проект постановления о внесении изменений в постановление №1141, проект этого документа опубликован на официальном сайте НКРЭКП. Предложения и замечания по поводу постановления к нам не поступали. Тарифы, которые были предложены, выглядят так: на централизованное водоснабжение для потребителей, которые не являются субъектами хозяйствования, – 8,62 гривны за кубометр (без НДС). На централизованное водоотведение – 5,85 гривны (без НДС).

НКРЭКП внесло предложение изменить эти тарифы, поскольку изменился порядок формирования тарифов.

— Мы предложили снять с тарифа затраты, связанные с оплатой иных услуг банка и других учреждений. А также учесть изменение объемов реализации. Получается, что тариф на централизованное водоснабжение для населения составит 8,4 гривны, а на водоотведение — 5,65 гривны, — говорит Любинецкая.

Далее представительница НКРЭКП принялась рассказывать какие показатели повлияли на изменение тарифа.

— Во-первых, сократился объем реализации услуги, во-вторых, увеличились расходы на оплату электроэнергии на 15%. Сократились расходы на оплату труда и оплату налогов за счет сокращения объемов реализации. При этом увеличились расходы на оплату реагентов для централизованного водоснабжение и сократились на водоотведение. Кроме того, предусмотрена компенсация за тот период, когда предприятие несло убытки за несвоевременное увеличение тарифа, — листает документы представительница НКРЭКП.

— Я считаю, что нарушена процедура проведения общественных обсуждений. Водоканал опубликовал на сайте объявление, а потом оно исчезло. Мы тут собрались только потому, что аналогичное объявление было опубликовано на сайте НКРЭКП и водоканал не смог его оттуда удалить, — говорит горожанин Сергей Петухов. – Законодатель предусмотрел проводить подобные мероприятия не на режимном объекте. Тариф ведь касается всех жителей города, а в слушаниях каждый раз принимают участие только сотрудники водоканала. Такие обсуждения должны проводиться в городском совете. И анонсировать мероприятие нужно максимально широко!

Вода от железнодорожников

Сергей Петухов живет на жилмассиве Южный, который до сих пор обеспечивается водой не от КП «Днепрводоканал», а от Приднепровской железной дороги, хотя проблему переподключения или передачи мощностей можно было решить уже лет пять назад. Услуги железнодорожников обходятся в два раза дороже (разницу для горожан пока компенсирует городской бюджет), а качество воды не выдерживает никакой критики.

— У меня есть информация, что железная дорога подает нам не питьевую воду. И есть ответ заместителя директора департамента благоустройства и инфраструктуры, в котором говорится, что водоканал не несет ответственности за качество этой воды, – рассказывает Петухов. – Выходит, что никто ничего не контролирует, но все эти расходы закладывают нам в тариф! У меня есть акт аудита — там огромные штрафы! Только одной пени горводоканалу насчитали 5 миллионов гривен! А из каких источников все это будет компенсироваться? Кто эти долги отдавать будет?! И еще вопрос: почему наши чиновники не пьют воду из-под крана?

— По поводу качества воды. Есть процедура оформления жалобы. Нужно написать претензию, чтобы специалисты взяли у вас пробу воды, чтобы доказать, что она действительно, как вы говорите, техническая, — говорит Любинецкая.

— Как вы думаете, я писал жалобу или нет? – спросил Петухов. – У меня есть ответ Госпотребслужбы, в котором подтверждено, что вода не соответствует ГОСТу.

— Покажите это письмо, — попросила Любинецкая.

Петухов начал искать в толстой папке необходимый документ, а микрофон передали пенсионерке, проживающей в Самарском районе.

— Есть на предприятии лаборатория, которая делает исследования воды? – спросила женщина.

— Конечно, — ответила Любинецкая.

— Тогда должен быть паспорт по проверке, — говорит женщина. – Я на прошлые слушания принесла фильтр, который и двух месяцев не простоял. Он коричневого цвета! Как мне водоканал может такую воду поставлять?!

— А откуда водоканалу знать, что у вас такая вода? Это вам нужно на предприятие обращаться! – уверенно говорит Любинецкая.

Сергей Петухов нашел документ, который подтверждает его слова о низком качестве воды, и зачитал его.

— В частности, хлороформа в воде значительно больше нормы! Мы выезжали на водозабор, его строили для двух металлургических предприятий. Эту воду подают на предприятия для охлаждения стана и технических нужд и эту же воду нам подают в дома, а еще в детские сады, школы, поликлиники, — говорит Петухов.

— Вы можете составить заявление, у вас отберут пробы, и появится возможность снизить тариф. Сделают перерасчет вам, — говорит Любинецкая.

— Нам воду помойную подают! Какой перерасчет?! Дело в качестве! За такую воду вообще деньги нельзя брать! — возмутился присутствующий на слушаниях пенсионер из Приднепровска.

Слово попросила жительница Самарского района Ирина Нестеренко, которая долго и системно занимается проблемами горводоканала.

— В 2015 году в связи с высоким тарифом, который установила ПЖД, мы попросили, чтобы город взял на свой баланс и обслуживание оборудование железной дороги. Были какие-то решения, но я не вижу, чтобы железнодорожный водоканал передали на баланс коммунального водоканала. Но в 2018 году я увидела в финансовом плане коммунального предприятия две любопытные работы: прокладка водопровода по ул. Малиновского и переоснащение насосной. Это та насосная, которая находится по адресу имущества Приднепровской железной дороги, – говорит Нестеренко.

Также она рассказала о проверке, которую в 2015 году проводили на водозаборе ПЖД.

— Водозабор находится рядом с Мерефо-Херсонским мостом. Это промзона в черте города. Территория водозабора не ограждена, там свободный проход. Свалка мусора, люди купаются, рыбу ловят! Немного выше по течению идет сброс отходов предприятий. А государственного контроля за этим процессом нет с 2012 года. Лаборатория ПЖД дала нам письменное подтверждение, что контроль воды на водозаборе они не проводят, на сегодняшний день есть только производственный контроль, — говорит Ирина.

Молчаливый директор КП

Ирина Нестеренко поинтересовалась, продолжает ли предприятие убыточную нелицензионную деятельность, убытки от которой почему-то вошли в тариф, и, получив отрицательный ответ, спросила:

— Я правильно понимаю, что водоканал отказывается платить по распоряжению НКРЭКП за нарушение лицензионных условий (в 2019 году штраф налагали на предприятие по проверке, которая была проведена в 2017 году). Или заплатило предприятие штраф, но не согласилось с тем, что написано в акте? – спросила Ирина.

— Так они исправились, — говорит Любинецкая. – Перестали делать убыточную деятельность и уведомили нас об этом.

— Тогда объясните, по какому поводу сейчас областной прокуратурой возбуждено уголовное производство на должностных лиц водоканала? 5 мая на сайте прокуратуры было по этому поводу сообщение. И еще было уголовное производство по поводу санатория «Лесной», которое принадлежит КП. А также решение Жовтневого районного суда о том, что с 2014 по 2016 год тариф на воду был безосновательно завышен, — говорит Нестеренко.

— Это, наверное, за невыполнение инвестиционной программы? – уточняет представитель того самого контролирующего органа Любинецкая.

— Невыполнение инвестиционной программы в 2018 году составило более 50%, — отвечает Ирина.

— Это все было снято с тарифа, — говорит Любинецкая.

Что интересно, в 50 сантиметрах от чиновницы НКРЭКП в президиуме сидит директор КП «Днепрводоканал» Дмитрий Кордаш. И на все вопросы и возмущения горожан вообще никак не реагирует. Молча наблюдает.

— Хорошо, в 2018 году предприятие исправилось. Но тариф, который мы сейчас обсуждаем, его же формировали на основании факта 2017 года? Правильно? И акт проверки, который выявил многочисленные нарушения… — говорит Ирина Нестеренко.

— Вы не забывайте, что в 2017 году проверялся 2016 год, — оживился скучающий до этого заместитель директора КП «Днепрводоканал» Андрей Довгань.

— В прошлом году тариф, который мы сегодня рассматриваем, формировался на основании 2017 года. Акт проверки НКРЭКП 2017 года. Комиссия проверяла 2016 год. И у нас проводилась аудиторская проверка, и аудиторы тоже подтвердили нарушения, — продолжила Ирина. – Аудиторская проверка, которая была в 2018 году, она тоже говорит о нарушениях. Ситуация лучше, но все равно амортизация не так посчитана… А это все влияет на общую ситуацию с тарифом, так как отчетность не соответствует действительности. Мне кажется, что целесообразно было бы рассматривать этот тариф после проверки НКРЭКП за 2018 год. Тогда бы мы знали, что ваша финансовая отчетность полностью чистая и честная. И мы смогли бы принять тариф.

«Ну не травят вас»

— Себестоимость воды, которую поставляет вам ПЖД, – 36 гривен за кубометр. Если бы «Днепрводоканал» не покупал эту воду, то именно столько и платили бы люди, которые её получают, — вступил в дискуссию замдиректора водоканала Довгань. — Мы действительно закладывали реконструкцию сетей, действительно хотели сделать перемычку, были проекты по реконструкции станции. Но станции у нас на балансе предприятия до сих пор нет. Даже сети ПЖД нам не хочет передавать. Поэтому эти проекты так и остались проектами.

— В 2015 году мы обращались, куда только можно, в том числе и в НКРЭКП, по поводу фальсификации тарифов со стороны ПЖД. Мы доказали, что железная дорога посчитала его с грубыми нарушениями. А сегодня КП «Днепрводоканал» платит бешеные деньги железной дороге, зная, что тариф с нарушениями, — уточняет Ирина Нестеренко.

— Ну, это вопрос не к нам. Это туда, выше, — отвечает Довгань. – По качеству воды… Вы ссылаетесь на документ Госпотребслужбы, где превышение нормы по хлороформу в два раза. Если сейчас кто-то скажет мне, что такое хлороформ, я готов ему за месяц оплатить потребление воды. Вы знали, что до 2015 года хлороформ вообще не контролировался? Это был мониторинговый показатель качества исходной воды реки, но не качества подаваемой питьевой воды. Поэтому говорить, что вас травят… Ну не травят вас! А если и травят, то травили и до 2015 года, — произнес эмоциональный монолог зам директора горводоканала.

Также Довгань попробовал опровергнуть нарушения, выявленные Нацкомиссией в ходе проверок предприятия.

— Постоянно всплывают акты проверки НКПЭКП за 2015 и 2016 годы, основные претензии такие: нелицензионный вид деятельности (а это содержание санатория «Лесной», общежитий и прочее) закладывался в тариф на централизованное водоснабжение. Неправда это. К тому же объектов на балансе у нас уже нет, — говорит Довгань. – Еще говорили, что у нас долги за электроэнергию и мы закладываем в тариф ее. Это неправда.

Андрей Довгань сообщил, что предприятие только заплатило 35 миллионов гривен за невыполнение инвестиционной программы.

— Программу вы не выполнили, а тариф у нас был такой, вроде вы выполнили ее, — уточняет пожилая горожанка. – И деньги нам никто не вернул.

— Вы меньше платили в следующем году, — парирует Довгань.

— Да, если бы не сняли эти деньги, то платили бы за воду еще больше, чем платили, — подтверждает Любинецкая.

— Вы сначала добавляете тариф, а потом проводите проверки и находите нарушения! – говорит жительница Днепра.

— Да. Но мы потом снимаем с тарифа, — говорит Любинецкая.

— Да не снимаете вы ничего! – говорит женщина.

— Снимаем, — настаивает Любинецкая.

Как такое может быть?

— В 2018 году инвестиционная программа КП «Днепрводоканал» была выполнена на 56,79%. Вы в тарифе это учли? – спрашивает Ирина Нестеренко.

— Нет. Это не учтено, потому что не было проверки, — говорит Любинецкая.

— Подождите! Инвестиционная программа 2018 года выполнена на 95%! – вмешиватся Довгань. – Откуда у вас эти данные о 56%?!

— На сайте горсовета взяла ваш собственный отчет за прошлый год, — отвечает Нестеренко.

— Дайте мне запрос, и я вам дам тот отчет, который мы в НКРЭКП отправили, — предлагает Довгань. — Программа выполнена на 95%! Вы, наверное, перепутали 2017 и 2018 годы.

— Ну, тут написано, что это 2018 год! – показывает документы Ирина. – Как такое может быть – для Нацкомиссии у вас один отчет, для города – другой отчет…

— И такое может быть, — ответил Довгань.

После непродолжительного спора о том, когда нужно утверждать тариф — до актуальной проверки горводоканала силами НКРЭКП или после ее окончания, — в зале снова подняли тему качества питьевой воды.

Вода из-под крана

— Еще 20-25 лет назад я пил воду из-под крана. Что нам мешает сделать такое же качество сегодня, чтобы пить воду из-под крана, как в Чехии? – спросил пожилой мужчина.

— А сколько там вода стоит? – спросила Любинецкая. – А зарплата у людей какая?

— Там предприятия ведут прозрачную деятельность, за каждую копейку отчитываются! Но это ладно, а где наше качество воды? – говорит мужчина. – У нас не решается самый главный вопрос – качество питьевой воды!

— Напишите заявление на проверку и перерасчет, — советует Любинцкая.

— Почему вообще люди должны оплачивать неумение предприятия работать? Почему мы должны за это платить? – спрашивает пенсионерка.

— Ну а если проверка не выявит нарушений? – спросила Любинецкая.

— Так давайте вернемся к повышению тарифов после того, как вы свою проверку закончите! – говорит горожанка. – И тогда еще раз проведем общественные слушания. И не так кулуарно, как в этот раз.

Сергей Петухов обратил внимание присутствующих, что на вопросы, на которые следовало бы ответить руководителям «Днепрводоканала», отвечает сотрудница контролирующего органа — НКРЭКП.

— Мы сегодня должны были увидеть цифры, обосновывающие тариф, послушать мнение руководителей КП, а мы его не слышим, — констатировал Петухов. — Юлия Владимировна, вам, конечно, честь и хвала за то, что так аодоканал защищаете, но…

— Я не защищаю, — перебила Любинецкая. – Просто сегодня мы слушаем постановление НКРЭКП. Это наше постановление, и я за него отвечаю.

— Если бы в Европе показали такой фильтр, как сегодня показывали, то на следующий день директор предприятия был бы там, где ему положено быть. А у нас вы почему-то защищаете предприятие, которое подает воду низкого качества, не выполняет инвестиционную программу, реализация которой осуществляется за наши с вами деньги, – не соглашается Петухов.

— Запишите в протокол требование, чтобы общественные слушания провели после того, как будут результаты проверки водоканала, — сказала Нестеренко.

— Хорошо, мы занесем в протокол, и НКРЭКП рассмотрит, — ответила Любинецкая.

— И чтобы слушания не на режимном предприятии проводили, — добавил Петухов.

— Хорошо. Давайте уже будем заканчивать, — предложила Любинецкая.

— Когда вы планируете закончить свою проверку? – спрашивают у Любинецкой люди.

— В июле, — ответила Любинцкая.

— Ну, вот тогда и поговорим, — подытожил Сергей Петухов.

Ольга Фоменко

Газета ГОРОЖАНИН

07.06.2019