ГАЗЕТА.dp.ua

Субъективно о Днепропетровске:

новости, аналитика, скандалы

Погода
Погода в Днепре

влажность:

давление:

ветер:

Алчность перед судом. Гумдеп мэрии выкручивается как уж на сковородке



Как выживают ученики и сотрудники школ Днепра, пока мэр хвастается «сэкономленными» на образовании миллионами, рассказывали на очередном заседании административного суда

«Горожанин» продолжает отслеживать негативные последствия приказа №29, изданного в свое время департаментом гуманитарной политики мэрии. Приказ предусматривал резкое сокращение штатного персонала учебных, внешкольных, дошкольных, спортивных и культурных заведений города, скромно названное «оптимизацией». Под давлением профсоюзов и угрозой суда гумдеп приказ отменил, но все произведенные согласно ему увольнения – не отменяет никто. Профсоюз работников образования продолжает добиваться в суде, чтобы приказ был отменен вместе с его последствиями.

Ряд законов Украины и нормативных актов действуют по всей территории страны за исключением «временно оккупированных территорий» и города Днепра. Судите сами.

По закону о физической культуре и спорте (ст.26), «в дошкольных заведениях обязательно предусматриваются должности специалистов по физкультуре». Везде, кроме нашего города.

Закон об образовании предусматривает при отсутствии социальных педагогов с профильным образованием (таковых пока немного, ибо специальность новая) брать на эту должность специалистов с обычным педагогическим дипломом. Не в Днепре. Здесь эту должность предпочли просто уничтожить.

По всей территории страны действуют типовые школьные штатные расписания, утверждаемые Министерством образования. Сокращать и менять их просто из-за жадности местных князьков нельзя. Кроме Днепра.

И так далее. А очередные «диалоги цивилизаций» в суде ярко показали, что гумдепу Днепра закон не писан, если писан, то не читан, если читан, то не понят, если понят, то не так.

Характер рекомендательный, скверный

— Закон №911, на который вы ссылаетесь, прямо запрещает органам местного самоуправления сокращать педагогический состав. Как в приложениях к приказу гумдепа №29 оказались педагогические должности? – интересуется у ответчика адвокат обкома профсоюзов культуры Алексей Погрибняк.

— Истец не понимает разницы между сокращением и оптимизацией! – жалуется в ответ представитель департамента Павел Фролов.

— Закон позволяет вам сокращать технический персонал, но не педагогов, — не позволяет сбить себя с темы адвокат.

— Мы ссылались не только на закон, но и на другие фактические обстоятельства!

— Кто является центральным государственным органом в сфере образования? – спрашивает адвокат.

— Это провокационный вопрос! Мы не сокращали должности, мы их оптимизировали! В вашем иске нет никаких правовых обоснований и доказательств! – срывается Павел Иванович, так что судье приходится его успокаивать.

Адвокат зачитывает письма департамента директорам школ: «предупредить о предстоящем увольнении не позже такого-то числа таких-то сотрудников…»

— Оно носит рекомендательный характер! – нервничает представитель департамента.

— Руководители учебных заведений не имели возможности не увольнять сотрудников, потому что от них требовали увольнять, — убеждён адвокат Погрибняк.

— Эти письма имели рекомендательный характер! – повторяет мантру представитель гумдепа Павел Фролов.

Судья Турлакова находит в материалах дела и зачитывает очередную бумагу, в которой департамент пока что передумал увольнять дворников и приостанавливает действие своего предыдущего «письма» на тему.

— То есть вы приостановили действие письма, имеющего рекомендательный характер? – удивляется она.

— Да, — ничтоже сумняшеся отвечает Павел Иванович.

Провокационные вопросы в поиске ответа

— Нормативные акты Госстандарта указывает, что документы, содержащие в тексте явные требования совершить определённые действия, могут не называться «приказ» или «распоряжение», но являются именно таковыми, — напоминает правозащитник Михаил Яценко. — Если бы в них было написано «рекомендуем…», у нас бы не было никаких вопросов. Но «письма» департамента именно предписывают в ультимативной форме «сократить» и «предупредить об увольнении». Каким нормативным актом департаменту даны полномочия приказывать директорам провести сокращения?

— У вас провокационный вопрос, я не считаю необходимым на него отвечать! – выкручивается Павел Иванович.

Но тут уже не выдерживает судья:

— Вы говорите, что вы не сокращали рабочие места. Как понимать п.1.1. приказа 29 «провести сокращение»? Это тоже рекомендация?

— Да!

Неудобный свидетель

Чтобы выяснить, как же понимали Приказ 29 и последующие «письма счастья» от департамента руководители школ и садиков, суд вызвал в качестве свидетеля Наталью Затульную, заведующую детсадом №402.

— Я действовала на основании приказа департамента №29 и письма с указанием, когда именно следует провести сокращение, — говорит она в зале суда.

— Вы могли не выполнять это требование и оставить сотрудника на работе? – уточняет Михаил Яценко.

— Я не имею права по контракту и должностной инструкции не выполнять приказы и требования департамента.

— Письмо имело распорядительный или информационный характер?

— Оно обязательно к выполнению для нас, — говорит заведующая дошкольным учреждением.

— Приезжала ли к вам какая-то комиссия из департамента, чтобы изучить обстоятельства работы сотрудников, прежде чем требовать таких сокращений?

— Нет.

— У вас есть возможность составить своё штатное расписание и подать его на утверждение в департамент, как это предусматривает Закон об образовании?

— Такого никогда не практиковалось, — говорит директор детсадика.

«Негативных последствий нет»

— Оптимизация должностей физруков не привела к ухудшению качества образования. Количество часов у музруков осталось неизменным, — убеждает собравшихся представитель департамента Шовкова. И тут же фантазирует: — Им предложено трудоустроиться воспитателями или догрузить до полной ставки кружковой работой…

Зачем это людям, ставка которых не сокращалась? Но тут-то Сушко и порылась.

— Про музруков неправда, – возражает Михаил Яценко. – У них было по 4 группы, стало 5 без повышения оплаты – за ту же ставку в 3 600 гривен.

— Я, как учитель музыки, не могу согласиться, что кружки в школах не нужны. Раньше малыши, первоклашки могли после уроков просто перейти в другой кабинет и заниматься музыкой, родителям их не нужно было куда-то вести во внешкольный центр. Сейчас в школах очень много детей с девиантным поведением. Раньше социальные педагоги могли как-то влиять, проводить воспитательные беседы, корректировать их поведение. Сейчас некому этим заниматься, учителя не успевают! – жалуется Кузьменко.

— Есть школьные полицейские, они регулярно приходят в школы, – находит выход из педагогической проблемы Шовкова.

— Департамент вводит суд в заблуждение, что социальных педагогов уволили якобы из-за отсутствия образования. Закон об образовании допускает занятие этой должности людьми с обычным педагогическим образованием, придерживающимися этики и профессионализма. Во всех педвузах изучаются педагогика и психология, по ним сдаются экзамены. Социальные педагоги проходили обучение, переподготовку, аттестацию. Теперь их работу тянут классные руководители, опять же бесплатно, — сообщает председатель райкома профсоюза работников образования АНД района Иосипова.

— Есть ли негативные последствия приказа 29? – задаёт чиновникам крамольный вопрос Михаил Яценко.

— Это не касается сути спора! Мы не желаем отвечать на эти вопросы, они провокационные! — спешно выпаливает традиционную фразу Павел Фролов.

— Это право истца — задавать вопросы. Они касаются приказа. Были или нет? — настаивает судья.

— Нет… — выдавливает Павел Иванович.

Елена Шовкова неприкрыто врать стесняется и пытается вопрос заболтать:

— Любая реформа несёт и негативные последствия, это не мы придумали, это закон истории… Но образование требует перемен.

— Приказ на сегодня повлёк негативные последствия? – настаивает правозащитник.

— Вы не даёте определения негативным последствиям, поэтому мы не можем ответить по сути данного вопроса, — решительно съезжает с темы Павел Иванович.

В чей карман «сэкономили»?

В июне Индустриальный райком профсоюзов подал запрос: сколько из школ города обеспечены шкафчиками для одежды — напомним, именно их закупкой чиновники оправдывали ликвидацию должностей гардеробщиц в школах и их увольнение. Напомним также, что лично Геннадий Корбан, фигурирующий в этой истории как «советник мэра», на совещании с педагогами обещал «шкафчики поставить, даже если придётся уволить учителей». Уж, казалось бы, от него можно ожидать ответственного отношения к словам. С тех пор прошло около года.

Как следует из ответа департамента от 8 июля, за это время шкафчики для одежды закуплены в целых… 11 школ города. Впрочем, «закуплены» – это сказано сильно громко. На все 11 школ их купили 884 штуки. Особо взлюбили департаментские закупщики (ими руководит хорошо знакомый нам Павел Фролов) СШ №18 – ей досталось 54 шкафчика на более 500 учеников. Планы закупок на 2019 год и того лучше – школе №21 обещают от щедрот департаментских выделить целых 16 шкафчиков.

На языке представителя гумдепа Елены Шовковой это называется «Постепенно обеспечиваем. Идёт процесс». При этом гардеробщиц, разумеется, уволили ещё в прошлом голу во всех школах сразу.

— В СШ №5 родителям первоклашек предлагают покупать шкафчики в классы самостоятельно. В школе, где я работаю, за это время было уже 5 случаев краж или повреждений одежды детей, потому что её приходится оставлять в гардеробе без присмотра, – рассказывает председатель Индустриального райкома профсоюзов Мария Побережная.

— В Самарском районе только три школы обеспечены шкафчиками, учителя или уборщицы вынуждены по очереди дежурить в гардеробе, — поддерживает её Элина Кузьменко.

Экономия на детях

— Когда вводилась должность физруков в детсадах, на неё не дали отдельного зарплатного фонда, — вспоминает Элина Кузьменко. – Оплату этой ставки «поотщипывали» у воспитателей. Сейчас её убрали, но воспитателям эти деньги не вернули, они занимаются с детьми физкультурой бесплатно, сидя на 0,9 ставки.

— Это по собственному желанию! – взвивается кадровик департамента Шовкова.

— Воспитатель со стажем более 40 лет получает 5 400 гривен. Дворник зарабатывает больше! Потому никто не идёт на эту работу, хотя сегодня в садиках города не хватает 78 воспитателей, 21 музрука, 13 методистов. Мы уничтожаем отрасль образования! – продолжает профсоюзный лидер. – Было две медсестры на садик, осталась одна. Когда её нет, детям в жару плохо – помощь оказывают воспитатели. Кто несёт ответственность? Никто! Кому стало лучше? Не нужно заниматься словоблудием. «Перемены», «новая школа» и «новые понятия» — жонглировании этими словами не дают департаменту права нарушать закон. «Оптимизация» — это незаконное, принудительное увольнение.

— По санитарно-гигиеническим нормам, утвержденным министерством, постельное бельё у детей в садиках должно меняться раз в неделю. Как оставшаяся после сокращений одна прачка на 200-300 детей может успеть и не нарушить эти нормы? – риторически вопрошает Мария Побережная.

— Я прихожу в школу, где учится мой ребёнок, – там то лампочка перегорела, то ещё что-то не работает, — рассказывает Яценко. — А частная аварийная служба, которая должна приезжать в таких случаях вместо уволенного электрика, – не приезжает. Мы не видим позитивных последствий оптимизации, обещанной экономии бюджета и т.д. Видим, что там, где сотрудники исчезли, там увеличилась нагрузка, там дети массово отравились — то в 62-й школе, то в 112-й, потому что детское питание поставляет частный подрядчик и в школе больше нет медсестры, контролирующей качество еды. На закупку моющих и дезинфицирующих средств в 112-ю школу за 2018 год департамент официально потратил 0 гривен! Кто их покупает? Родители! Зато строим «Нову украинську школу».

— Отравление не имеет отношения к этому приказу! Медсёстры не были в штатном расписании школ, их сократили благодаря медреформе! – оправдывается Елена Шовкова.

Устав от длительных прений, суд объявил очередной перерыв до 8 августа.

Несмотря на длительную судебную тягомотину с неясными перспективами, профсоюзы считают свою борьбу ненапрасной: именно после подачи исков и общественного резонанса департамент умерил крокодильи аппетиты и «передумал» увольнять дворников, библиотекарей и некоторых других сотрудников учреждений образования и культуры.

Григорий Глоба

Газета ГОРОЖАНИН

10.07.2019