ГАЗЕТА.dp.ua

Субъективно о Днепропетровске:

новости, аналитика, скандалы

Погода
Погода в Днепре

влажность:

давление:

ветер:

Сразу на 30% больше! Днепрводоканал не повышает тарифы, он их «корректирует»



Три недели назад «Горожанин» сообщал о том, что тарифы на коммунальные услуги централизованного водоснабжение для населения выросли до 16,86 гривны за кубометр

Еще больше

Не успели горожане получить платежки с новыми цифрами, как в КП заявили о подготовке нового подорожания. В прошедший вторник по этому поводу прошли общественные обсуждения. Аргументы в пользу подорожания приводил зам директора КП Андрей Довгань.

— Я хочу напомнить, как подавался и поднимался тариф. В мае 2018 года мы подготовили документы на установление тарифов на 2019 год. Рассматривали в Нацкомиссии их очень долго, только через год, 21 июня, мы смогли поднять цены. Но к тому времени расчеты утратили актуальность, — говорит Довгань. – Плюс из расчетов были выброшены несколько серьезных показателей. Поэтому мы проводим сегодня слушания на корректировку действующего тарифа.

Основная причина корректировки тарифа – увеличение стоимости электроэнергии, как ожидается, на 30%.

— В данной корректировке заложена стоимость электроэнергии, которая действует сейчас. Иначе мы не можем. Таким образом, даже если нам скорректируют тариф, то все равно мы будем работать себе в убыток из-за роста цены на электроэнергию, которого никто не ожидал, — сказал Довгань.

Еще одна причина, по которой возникла необходимость корректировки тарифа, – стоимость реагентов, которые, по словам Андрея Довганя, за год сильно подорожали. Кроме того, на тариф влияет уровень зарплаты.

— Мы выходим с предложением довести фонд зарплаты до уровня социальных гарантий. Не нужно забывать и о ГСМ, цена на которые тоже растет буквально каждую неделю, — говорит Довгань. – Также у нас будет корректироваться стоимость услуг единого расчетного центра, который обслуживает платежи и услуги банка. Еще мы имеем право включить 2% прибыли в тариф. Знаете, когда у нас тариф последний раз меняли? В 2016 году. Остальное – это корректировки были.

Если Нацкомиссия утвердит расчеты коммунальщиков Днепра, горожанам придется платить за воду 20,59 гривны за куб.

Вопросы

После окончания презентации последовали вопросы от немногочисленных горожан, которые присутствовали на слушаниях.

— Я хочу услышать, у кого вы покупаете воду и в каком количестве. Вы говорите, что тариф увеличивается из-за рост цен на ГСМ, реагенты. Но курс доллара сейчас упал, бензин подешевел. Скажите, учитывали ли вы это? – спросил общественный активист Сергей Петухов. – И еще. У меня есть информация, что водоканал не платит железной дороге за воду, потому что она техническая. Скажите, а кто может показать качество воды, которую подает водоканал? Кто вообще занимается этой процедурой? Как мы можем поднимать тариф при низком качестве воды?

Также Петухов поинтересовался, проводили сотрудники НКРЭКП проверку водоканала, о чем шла речь на прошлых слушаниях, или нет.

— Напомню, что мы должны были услышать о результатах проверки предприятия и только после этого поднимать тему увеличения тарифов, — сказал Петухов. – И ответьте все-таки, какое количество воды вы закупаете у железной дороги?

— Мы покупаем воду у Аульского водовода и железной дороги, — уточнил директор КП «Днепрводоканал» Дмитрий Кордыш.

— Вы этот вопрос уже не первый раз задаете. Задайте еще раз в письменном виде, и мы ответим в установленный законодательством срок. А по памяти эти цифры не помнит никто, — говорит Петухову Довгань.

— Но тариф, извините, вы поднимаете сразу почти на 5 гривен! И все цифры тарифа помните хорошо, — возмутился Петухов.

— Подайте запрос, и мы обязательно ответим, — пообещал Кордыш. – Что касается проверки НКРЭКП, то она еще идет. В корректировке, которая была недавно, нам не учли некоторые показатели. Плюс поменялась стоимость электроэнергии. А дальше уже комиссия будет решать. И вот тут и будут рассматриваться нюансы, о которых вы говорили: цена на бензин, реагенты и прочее. Комиссия будет смотреть цены на момент рассмотрения нашей корректировки. А когда это произойдет — одному богу известно.

— А как же они будут рассматривать, если вы в расчетах, которые нам демонстрировали, не указали, какой объем воды и за сколько приобретаете? – спросил Петухов.

— У Нацкомиссии есть эти данные. И объемы воды, которые мы покупаем и которые продает населению. Они все наши цифры видят и тщательно проверяют, — говорит Кордыш. – У нас профсоюзы и Кабмин подписали меморандум об увеличении коэффициентов заработной платы, а Нацкомиссия этого не учла. А мы в свою очередь обязаны выплачивать зарплату и учитывать это в тарифе. За цену на электроэнергию я вообще молчу.

Также Дмитрий Кордыш сообщил, что цены увеличивает и Аульский водовод.

— Мы не можем своей водой компенсировать аульскую воду. Если раньше брали у них 120 тысяч кубов в сутки, то сейчас берем 80 тысяч кубов. Максимально снизили количество покупной воды, потому что она дорогая, — посетовал Кордыш.

— Чтобы не было вот таких кривотолков, нужно отвечать на все предложения и замечания потребителей. Чтобы все можно было прочитать. Не нарушайте законодательство об обращении граждан, — посоветовал Петухов. – И сообщите, чем закончилась проверка НКРЭКП.

— Я уже сказал, что проверка до сих пор проходит, — напомнил Кордыш.

— Ну так почему мы сейчас говорим о тарифах? – спросил Петухов.

— Мы обязаны подать новые тарифы. Если я не буду ничего предпринимать, меня, как руководителя, посадят в тюрьму за бездействие, — говорит Кордыш. – Предприятие работает в убыток, я не буду ждать, пока проверка закончится. Мы тарифы на 2019 год обсуждали в июне 2018 года. А когда нам корректировка пришла? Только в 2019 году! Корректировка вносит изменения только в основные статьи расходов – электроэнергию, зарплату. А новый тариф учитывает полностью все затраты предприятия. Это принципиально разные вещи.

Если Нацкомиссия утвердит новый тариф, они обещают поднять своим сотрудникам зарплату.

— Сейчас средняя зарплата на предприятии – 9600 гривен. Если увеличат тариф, то люди будут получать больше, — пообещал Кордыш.

Проблемные трубы

А дальше речь пошла о качестве питьевой воды. Увы, 30%-й рост тарифа это качество воды лучше не сделает.

— Какое бы количество коагулянтов вы ни засыпали в воду, пока вода течет к потребителям по старым ржавым трубам, она снова загрязняется. Проводит ли предприятие работу по замене труб? – спрашиваем у Кордыша.

— Проводим. У нас на балансе более 2000 километров сетей по воде и 1800 километров по канализации. Мы меняем самые плохие трубы на самых аварийных участках. Если аварии происходят каждый день, то нам дешевле заменить трубу, чем ремонтировать. Но охватить всё мы не можем. Знаете, сколько заявок на замену труб у нас лежит? Порядка 140 штук! – говорит Кордыш.

До 70% имеющихся в городе труб водоканала изношены, самой древней из них больше 100 лет. А ведь именно от состояния труб зависит то, какую воду конечном счете получают потребители.

— По нормативным документам нужно менять 5% сетей в год, — продолжил рассказ Кордыша Довгань. — Но из чего финансировать замену труб? Источником финансирования всей деятельности предприятия является тариф. Если в тарифе нет денег на ремонт сетей, мы не имеем права финансировать эти работы из других статей. По итогам проверки Нацкомиссии мы, безусловно, заплатим штраф, так как нам приходилось брать на ремонты из других статей расходов. В 2020 году на замену 5% сетей было заложено 74 миллиона. Но мы подаем одну сумму, а Нацкомиссия ее урезает и снижает. В итоге из запланированного мы можем заменить только 3 километра сетей.

Чтобы предприятие имело возможность планомерно заменять трубы, тариф, по словам директора КП, должен быть на 30% выше того, что подают на рассмотрение Нацкомиссии.

— Скажите, вам фактически на каждой сессии выделяют деньги из бюджета. На что они идут? – поинтересовался Сергей Петухов.

— На реконструкцию сетей и плюс на оплату текущей электроэнергии. Так как в тарифе у нас на нее денег не хватает, — отвечает Кордыш. — Если бы город не помогал, у нас были бы постоянные отключения. У нас предприятие постоянно работает в плановые убытки. И мы эту систему побороть не можем. У меня очень много вопросов к нашему законодательству и Нацкомиссии. Почему нельзя делать автоматическую корректировку тарифа после увеличения минимальной зарплаты или подорожания электроэнергии? Почему же нам приходится ждать корректировки год?!

— Так вам тарифы не дают поменять, потому что нет объективных данных в ваших документах, — говорит Петухов.

— Вы посмотрите, какие тарифы в других городах, — предлагает Кордыш. — В Верховцево тариф на воду составляет 50 гривен!

— Объясните, почему мы платим такие сумасшедшие деньги за техническую воду?! – спросил житель жилмассива Левобережный-3. — Я плачу за чистую воду, а получаю её такую, что пить невозможно, даже после того как прокипятишь. Приходится заказывать очищенную воду.

Пожилой мужчина показал директору водоканала воду, которую он набрал три недели назад из-под крана в собственной квартире.

— Видите осадок? Это ваша вода. Причем у меня дома фильтр стоит. И вот питьевая вода, которую я в магазине купил три недели назад. Тут осадка нет, — говорит мужчина.

— Я не поверю, что у вас из-под крана такая вода течет, — рассматривает осадок Кордыш. – Давайте так: я отправлю к вам своих людей, они наберут воду из-под крана до фильтра и после него и сделают анализы. И плюс сам приеду и выпью литр воды из-под крана. А эту, которая три недели стояла, пить не буду, извините.

Начался спор относительного того, является ли показателем низкого качества воды появление в ней осадка спустя три недели.

Почти треть воды — утекает

— Скажите, а кто платит за воду, которая расходуется в результате утечек? – спросил мужчина. – У нас буквально пару дней назад была серьезная утечка. Вода долго текла.

— Порывы у нас есть, и мы от них никуда не денемся. Стараемся максимально быстро реагировать. Потери из-за порывов в тарифе тоже есть. Они как нормативные потери идут. Примерно 28%, — уточняет Кордыш.

— Не спешите вы порывы ремонтировать, не рассказывайте, — не верит горожанин. – Вода почти день текла! А рядом в многоэтажке постоянно вода течет. Всю зиму текло и теперь тоже! Мы вам звоним и звоним, а реакции никакой.

— В доме на пересечении улицы Котляревского и проспекта Слобожанского водопад настоящий. Прямо сейчас. Устранять утечку не спешат, — согласился Петухов.

— Нормативные потери на плечи населения не ложатся, — говорит Андрей Довгань.

— Так как же не ложатся, если ваш директор сказал, что они в тариф заложены? – возмутился мужчина.

— В тарифе — нормативные потери. А если больше вытечет, то это уже наши проблемы, — говорит Довгань.

— Ну что значит «ваши проблемы»? Вы живете за счет потребителей и денег городского бюджета. Вы же не из своих кошельков скидываетесь, чтобы оплатить утечки, — возражает Петухов. – Плюс деньги, которые идут на утечку, могут же идти на развитие? На те же замены труб.

— Проведите вообще общественные слушания в выходной. Чтобы людей было больше. Тут же одни сотрудники водоканала сейчас сидят! Бред какой-то выходит. Рассказали сами, что утечек полно, что трубы в таком состоянии, что скоро в них жабы плавать будут, и при этом говорите, что нужно цену на воду поднять! – возмутился житель Левобережного. – Ну бред же!

— Вы внутридомовые сети давно меняли? – спросил Кордыш.

— А причем тут это? По мере возможности меняем, — отвечает мужчина.

— Вот! Это не так уж и легко — как для конкретной квартиры и дома, так и для большого предприятия. Поверьте, мы очень сильно стараемся и хотим изменить ситуацию. Но сети очень древние, — сказал Кордыш. — Мы стараемся, но у нас есть трубы 1906 года! Я не могу устранить порыв, который произошел в 7 утра, уже в 8 утра. Это невозможно.

— Общайтесь с мэром, пусть увеличивает вам штат. Увеличивает финансирование. Покажите хотя бы, что вы что-то делаете и как-то решаете эту проблему! – не соглашается горожанин.

Пить или не пить?

— Я не могу потратить деньги на замену труб за счет того, что уменьшу количество реагентов. Половину города отравлю таким образом, — говорит Кордыш.

— Вам правильно сказали, что хоть вагон этих реагентов вкиньте, вода идет по старым трубам. И хорошо, если до потребителей она придет без лягушек.

— Так давайте вообще ничего не будем в воду добавлять. Пейте из Днепра, — предложил Кордыш.

— Так дело в том, что большинство горожан не пьют воду, которую вы подаете, — говорит мужчина. – Мы ее используем как техническую. Полы помыть, постирать.

— Вы не готовите из нашей воды еду? – удивился Кордыш.

— Нет! – хором ответили несколько человек.

— А что вы пьете, позвольте узнать? – спросил Довгань.

— Покупаем очищенную воду, — ответил мужчина.

— И почем вы ее покупаете? – спросил Довгань.

— По одной гривне за литр, — ответил мужчина.

— То есть стоимость куба – 1000 гривен. А мы продаем вам воду по 16 гривен за куб. При этом вы возмущаетесь и говорите, что это дорого! – изумился Довгань. – Если бы мы продавали за 1000 гривен, поверьте, она бы золотая была! Ее не только можно было бы пить, но и в медицине использовать!

— Может быть, есть смысл поставить два тарифа? Один — на нормальную питьевую воду, второй – на техническую? – предположил мужчина.

— А почему вы решили, что у вас вода в кране техническая? – спрашивает Кордыш.

— Так видно же. В воде какие-то ошметки плавают, на чайнике накипь, осадок есть, — объясняет мужчина. – Я вам показывал, какой осадок.

— Если говорить о воде, которая течет из кранов, то ее пьют все! Зубы же вы чистите! Тогда и пьете, — выкрутился Кордыш.

— Раньше вообще из Днепра набирали в котелок и пили воду, — вспомнил пожилой сотрудник водоканала. – А сейчас в реке купаться страшно. При этом из этой воды мы делаем безопасную воду и подаем потребителям!

— Самое разумное — переходить на питьевую воду и техническую, — не отступает житель Левобережного.

— Это нереально сделать. У нас нет отдельных сетей, а они нужны, — говорит Кордыш. — Проблема вторичного загрязнения 100-процентно есть. От ржавчины ничего не спасает. Это естественный процесс. Только механические фильтры спасают. Мы рассматривали вопрос установки фильтров доочистки воды на насосных станциях. Цена – космос! Если вода идет по трубе без остановки, она ржавчину не тянет. Но все же понимают, что так не бывает. Ночью мало кто пользуется водой. Она останавливается, а начиная с 6 утра люди снова включают краны. Менять все трубы на пластиковые… Вообще, если у вас будет предложение, как решить проблему утечек, порывов, я с удовольствием выслушаю вас.

— Ну, сотрудники же ваши ходят, делают обходы? – спросил житель Левобережного.

— Делают. Кто-то исправит ситуацию, когда из-под задвижки «сопливит», а кто-то, увы, увидит и не исправит, — говорит Кордыш. – Чисто человеческий фактор.

— Все вот эти недостатки, о которых сейчас говорим, с каждым годом будут вылезать все больше и больше. Плюс, я вам еще раньше предлагал, давайте сделаем инвентаризацию всех станций аэрации. Чтобы знать, в каком состоянии они находятся и что нужно, чтобы они работали лучше. Вот на Байкальской станция находится в аварийном состоянии, например.

— Реконструкция станции аэрации занимает 10 лет. Есть определенные этапы, которых следует придерживаться, — объясняет Кордыш. — К примеру, мы не можем поменять песколовки, пока не будет решеток. Мы знаем проблемы предприятия и занимаемся их решением. Но на все это нужны время и деньги.

После того как закончилось обсуждение качества воды и состояния коммуникаций водоканала, присутствующие на слушаниях сотрудники КП дружно проголосовали за новые тарифы.

Ольга Фоменко

Газета ГОРОЖАНИН

18.07.2019