ГАЗЕТА.dp.ua

Субъективно о Днепропетровске:

новости, аналитика, скандалы

Погода
Погода в Днепре

влажность:

давление:

ветер:

Директор департамента транспорта мэрии Днепра объяснил, чем ему нравится Адольф Гитлер



В горсовете состоялась прямая линия с Игорем Маковцевым по вопросам работы общественного транспорта города

Все еще «тайна черного табло»

Информационные табло, сообщающие о времени прибытия электротранспорта, установили в городе в конце прошлого года. Но наладить их работу не могут до сих пор.

— Сколько сейчас табло не работает?

— Объективно табло работают, — объективно отвечает Маковцев. — Не работают 10-12 из установленных 150-ти. Мы «добьем» некоторые по питанию, потому что наша технология питания не везде работает. В Европе для табло используют собственную связь, но у нас на такое никогда не будет денег.

«Горожанин» писал об этой проблеме в феврале 2019 года. Неужто ничего не изменилось? Судя по словам Маковцева, решили не искать возможности подключения установленных мониторов к устойчивой электросети, а просто их перевесить.

— Возле парка Шевченко, Исторического музея и Нагорного рынка информационных табло вообще нет. Кто чем руководствовался, когда решали, где их ставить?

— Мы анализировали количество людей, которые проходят через эту остановку, — уверенно говорит Маковцев.

— Но названные остановки – главные транспортные узлы, — настаивает журналистка.

— На Нагорном рынке — только поток на 1-й трамвай, который ходит каждые полторы минуты. А на 5-й трамвай там никто не стоит, — отвечает Маковцев, забыв о том, что спрашивали его про Исторический музей и парк Шевченко.

— На табло часто пишется, что трамвай вот-вот прибудет, а на самом деле он едет в депо. Что вы будете с этим делать?

— Мы думаем об этом и доделываем программу, чтоб она распознавала, когда троллейбус едет в одном направлении.

То, что они думают, – это хорошо. Но обычно такие простые нюансы учитывают еще при составлении техзадания для программистов. У нас не получилось?

(Кстати, на днях в Днепре возобновил работу сервис eway.in.ua, на котором в режиме онлайн можно увидеть — долго ли вам еще придется ждать маршрутку или трамвая)

Системы отслеживания транспорта

— Сейчас диспетчеры забывают для табло ставить и убирать троллейбусы с маршрутов, — сетует Игорь Маковцев. — Забывают привязывать GPS-трекеры к определенным маршрутам. Уровень диджитализации КП оставляет желать лучшего, потому что уровень знаний людей, которые там работают, – средний и выше среднего. Сейчас бабушки сидят перед компьютером и видят там троллейбусики. Они не знают, какую кнопку нажать. Им психологически тяжело. Раньше у них была расписанная «портянка» расписания. Увидела вагончик в окно – отметила точку. Система была совершенно другая.

— А вы знаете, что маршрутки онлайн плохо отслеживаются? Иногда на маршруте вообще ни одной не видишь, — напомнили о проблеме журналисты.

— Да, или видишь один автобус. Виновата частная фирма, на которую только одно влияние – разорвать договор. Но к этому пока никто не готов. Понимая, что все неправильно работает, мы пока «допиливаем» этого частника и ищем нового, — говорит Игорь Маковцев.

Помнится, что с мусороперевозчиком-монополистом договор разорвали в одну неделю, и никто даже не вздрогнул. Чем же департамент пугает маленькая частная фирма?

Интересно прозвучал совет чиновника не пользоваться теми маршрутками, которые не нравятся. А что, уже есть альтернатива?

— Когда вы приходите в магазин, вы же не с закрытыми глазами покупаете просроченную колбасу? И не вините власть в том, что магазин вам ее продал? А почему тогда Маковцев виноват, что эта гробовозка едет? Не нравится — не заходите туда. Я же не заставляю у этого перевозчика покупать услуги, — возмущается директор департамента.

А что остается людям, у которых домой ходит только один номер маршрутки? Такси или пешком?

Электронные билеты

Горэлектротранспорт испытывает финансовые проблемы в том числе и потому, что не может обеспечить оплату пассажирами проезда.

— А появятся в троллейбусах кондукторы? Пройти в час-пик к первой двери и заплатить водителю невозможно, — говорят Маковцеву.

— В летний период времени определенное количество людей выезжает на заработки. Поэтому сказать, что в сентябре в каждом трамвае будет по кондуктору, сложно, — отвечает Маковцев.

— А будут ли внедрены электронная система оплаты, электронные билеты?

— Для городского бюджета это нормальные деньги — больше чем 20 миллионов. И куда мы должны это потратить? Просто на изменение формы оплаты платежа? – недоумевает Маковцев. — Как я понимаю, пассажирам совершенно безразлично, каким образом он оплатит проезд. Критической потребности нет. QR-кодами пользуются всего 2% людей.

Чиновник определенно лукавит. QR-код и электронный билет — это совершенно разные вещи. Код доступен для смартфона, а купить бумажный билетик с чипом доступно всем пассажирам. При этом электронный билет полностью убирает из транспорта наличный расчет, а значит, появляется учет средств — хоть в муниципальном электротранспорте, хоть в частных маршрутках. И в любимой Маковцевым Европе люди в основном пользуются именно электронными билетами.

Польский, французский и испанский разовый проездной билет на общественном транспорте с чипом для электронного компостирования и учета поездок. Купить их можно в автоматах на остановке или в вагоне, в киосках и у водителя.Риторический вопрос: отличаются эти билета от смарт-оплаты?

— Решение зависит от выделения средств, — говорит Маковцев. И тут же переводит стрелки на другое: — Но готовы ли люди к этому? Им неважно, чем они оплатят. Им просто важно, чтоб они из подвижного состава вышли чистыми и с нормальным настроением.

При этом в городе была зарегистрирована петиция об оплате электронным билетом проезда в маршрутке. Значит, пассажирам важно, как и кому они платят за проезд. Но в нашем городе почему-то тема электронного билета — просто какая-то неподъемная.

О передней двери и зайцах

Начальник департамента снова вернулся к европейскому опыту. И слегка в этом опыте запутался.

— Ездить без кондукторов – ужасно, — говорит Маковцев. — Но судя по Европе, выпуск пассажиров всегда идёт через переднюю дверь. Если взять практику Лондона, там народ настолько сознательно подготовленный, что зная, что ему выходить, он проходит к передней двери. Это сложные процессы привычек.

На самом деле общепринятая практика континентальной Европы – заход в салон автобуса через переднюю дверь, что дает возможность пассажирам оплатить стоимость поездки с помощью установленного возле водителя электронного компостера. Или приобрести разовый электронный билет. А вот выход — как раз через все остальные двери. Посадки через них нет. В трамваях же вообще не существует ограничений для пользования дверями на вход и выход.

Но Маковцев опять возвращается к европейскому опыту и вдруг выдает совершенно невероятный текст:

— Знаете, какая история мне нравится? – спрашивает украинский чиновник. — Как Гитлер боролся с зайцами. Он просто расстреливал людей без билетов за подрыв немецкой экономики. Через неделю зайцев не было.

С этой точки зрения, фюрер был вообще «гениальным менеджером», одни только газовые камеры, концлагеря и производство мыла из трупов чего стоят. Игорь Маковцев предлагает повторить достижения немецкого нацизма? А знаком ли он с соответствующим украинским законодательством?

— Транспорт – это дорого, — подытожил Игорь Маковцев. — Разовый проезд в других странах – 1,3 евро. Или полтора фунта. (Приведенное выше фото электронных билетов свидетельствует, что разовый проезд в польском трамвае стоит 1,7 злотых, что соответствует 0,39 евро. — Ред.) Мне говорят: «Так у них большие зарплаты». Однако там у жителей проезд занимает большее место в их бюджете, чем у нас. Просто это никто не хочет анализировать! В Европе сознательные граждане, выбирая работу, оценивают и зарплату, и ее месторасположение. Они всегда выбирают ту, которая находится ближе к дому, пусть там меньше заработная плата. А немцы вообще все ездят на велосипедах.

Повезло нашему городу иметь во главе транспортной отрасли такого эрудированного и высокообразованного руководителя. Только пусть он всё же порасспрашивает своих европейских коллег, каким образом дотируется из бюджета электротранспорт и какую роль в этом играет электронный билет.

О льготах и льготниках

Зашла речь о том, что когда-то правительство инициировало процесс монетизации льготного проезда в транспорте.

— А реально ли у нас добиться монетизации льгот? – задают вопрос Маковцеву.

В электронном билете реально, — неожиданно отвечает директор департамента. — Но что значит монетизация льгот? Я — за точечное использование льгот, но они должны быть ограничены. У нас льготники – 60% пассажиров электротранспорта. В Украине больше 20 льготных категорий. Льготы должны быть ограничены. Например, 100 поездок в месяц на все виды транспорта. Без накоплений. Хотите больше – тогда включаются механизмы покупок. Электротранспорт занимается закрытием социальной проблемы, которую он не создавал. Льготы государство дает, а субвенций на оплату этих льгот – ноль.

Это действительно проблема перевозчика – оплачивать льготы, которые не он вводил. Но и здесь есть важный нюанс. Когда проблему неоплаченной перевозки льготных категорий поднимают автоперевозчики-частники, Маковцев издалека грозит им пальцем: мол, обязаны возить. И никто владельцам маршруток эти затраты не компенсирует. Когда же речь заходит о коммунальном электротранспорте, то это оказывается – проблема. Хотя за спиной трамваев и троллейбусов стоит городской бюджет.

В общем, при таком подходе можно смело предвидеть, что августовское подорожание стоимости билетов – далеко не последнее.

Анна Моторина

Газета ГОРОЖАНИН

17.08.2019