ГАЗЕТА.dp.ua

Субъективно о Днепропетровске:

новости, аналитика, скандалы

Погода
Погода в Днепре

влажность:

давление:

ветер:

Небоскрёб идёт в школьный двор. Городская трагикомедия. Часть третья, вероятно, не последняя…



В ролях: горсовет и его гумдепартамент, прокурор, судья Кощеев. Незримо присутствуют бизнес-интересы семьи Глядчишиных и мешающие им школьники. Весь вечер на арене весёлый адвокат Александр Чёрный

Пролог

В любой нормальной стране «бизнесмены», попытавшиеся обокрасть школу, уже не смогли бы работать в этом городе. А депутаты, утвердившие их кражу, впредь баллотировались бы разве что в старшие по камере.

Но в «аграрной сверхдержаве» шарашка, отчудившая школьный двор, отчаянно дерётся за добычу перед телекамерами и прокурором. И плохо скрывает раздражение от того, что в стране ещё существуют какой-то закон и какие-то органы, защищающие права простолюдинов вопреки бизнес-интересам серьезных людей.

Дело многострадальной СШ №10 вернулось в суд – застройщик (ООО «Промпоставка-А») не смог смириться с потерей участка в самом элитном районе города и подал апелляцию на решение хозяйственного суда.

Героев нужно знать поимённо, поэтому напомним, что тогдашним главой департамента гуманитарной политики, ответственного за школьное имущество, был депутат горсовета и помощник тогдашнего нардепа Филатова — Геннадий Викторович Глядчишин. А учредитель ООО «Промпоставка-А» – его брат, Михаил Викторович Глядчишин. Напомним, что предприниматели сначала взяли в аренду школьные мастерские, хитрым решением суда приватизировали их, а затем оттяпали треть школьного двора «по факту размещения недвижимого имущества». И даже успели получить от сговорчивых депутатов горсовета изменение целевого назначения земли на строительство жилой высотки. Пока этот «путь к успеху» не остановила прокуратура, добившаяся отмены незаконных решений в суде.

— Горсовет не закрепил земельный участок за школой, потому что ею не была выполнена процедура, то есть не получены согласования соседних землепользователей (а именно — ООО «Промпоставка-А»). Документы подтверждают, что к «Промпоставке» обращались за этим согласованием, но не получили его. Но горсовет тут же отдал этот участок «Промпоставке» и на этот раз не смутился тем, что у застройщика тоже не было согласования от соседей, — объясняет суду нехитрую кухню депутатского «земледелия» прокурор отдела ювенальной юстиции Вера Анатольевна Шустова.

По словам Натальи Евтух, матери одного из учеников, школа среди элитных новостроек чувствует себя неуютно:

— Это последняя школа в округе, куда дети могут дойти пешком, а не ехать. Стройка такого масштаба может разрушить старое здание. Вероятно, это и есть цель застройщиков, потому что такого маленького участка, как они получили, недостаточно для обслуживания 23-этажного дома.

Действие первое: адвокат жёлтого дьявола

ООО «Промпоставка-А» наконец-то додумалось заменить своего представителя, тактика которого в суде первой инстанции – перманентно «болеть» и требовать отложить заседание – успеха, как видим, не принесла. Теперь от лица застройщика публику развлекает адвокат Александр Чёрный, которому председательствующий судья делал замечания не меньше десяти раз.

Воистину, если бы адвоката Чёрного не существовало, его бы следовало придумать. Ибо всё, что на уме у более осторожных бизнесменов, вынужденных оглядываться на юридические условности и соблюдать демократический маскарад, у Александра Владимировича оказывалось на языке.

— Не может лицо просто так обратиться в государственный орган, получить акт проверки и на него ссылаться! – возмущается он тому, что проверка Госгеокадастра встала на сторону школы и подтвердила нарушение закона горсоветом.

— Вы не зарегистрированы как землепользователь, на каком основании к вам должны обращаться за согласованием? – снисходительно объясняет он директору школы, как застройщику удалось получить школьную землю без её ведома.

Адвокат застройщиков Александр Черный

Есть персонажи, отрицательные по характеру, но прекрасные по исполнению, по неподдельной страсти к богатству, глубокой уверенности в своём праве сильного и искреннем пренебрежении к тем, кого они считают слабее. Суд был прекрасен вдвойне, ибо неприкрытая брутальность адвоката напарывалась, высекая искры, на достойнейшего противника в лице прокурора Веры Шустовой. Все его юридические претензии и ухищрения, впечатляющие для непосвященного, Вера Анатольевна разорвала в клочья, а на театрально-ударные реплики отвечала столь же прямо и красиво:

— Почему вы требуете, чтобы права школы были обеспечены именно за счёт «Промпоставки»? Пусть горсовет отведёт им другой участок!

— Потому что права детей были нарушены именно действиями «Промпоставки».

— Почему прокуратура игнорирует частную собственность на основании какого-то древнего решения, ещё когда был СССР? Передача участка – свершившийся юридический факт! А вы не даёте предприятию им пользоваться, доводите его до банкротства, мы несём убытки!

— Если вы получили право собственности (не буду комментировать, как, мы ещё изучим этот вопрос), то пользуйтесь именно по тому целевому назначению, под которое вы его получили. То есть под размещение мастерских, а не под строительство высотки.

Вопросы без ответов

— Было ли согласование остальных смежных землепользователей при выделении участка «Промпоставке-А»? – интересуется прокурор Шустова.

— Мне это неизвестно… — тут же тушуется словоохотливый Александр Владимирович.

— Какие именно убытки вы понесли из-за иска прокуратуры? – уточняют журналисты после заседания.

— Я не могу рассчитать в цифрах. Инвесторы не приходят из-за этих событий… — уклоняется от ответа адвокат.

— Вы предлагали выделить школе другой участок. Вы изучали вопрос? Рядом со школой в Жовтневом районе есть свободные участки? – спрашиваю я.

— Не изучал, — признаётся Александр Владимирович.

— Тогда зачем вы это предлагали?

— А почему именно за наш счёт?! – с неподдельной искренностью повторяет он наболевшее.

Действие второе: «Я учил…»

На фоне активного и принципиального прокурора юные юристы горсовета и гумдепа явно отбывали в суде неприятную повинность, подобно двоечникам на нелюбимом уроке у строгого учителя, и смотрелись откровенно уныло. Сходство усугубила сцена с попытками судьи Игоря Кощеева получить от них домашнее задание (зачёркнуто) письменные ответы на апелляцию.

— Департамент подготовил отзыв на апелляционную жалобу?

— Нет…

— Почему?

— Потому что это бы привело к нарушению сроков…

— Почему школе не оформили документы на землю?

— Департамента тогда ещё не было, этим занималось Жовтневое районо…

— А вы, как их правопреемник, не выясняли у своих предшественников, почему этого не было сделано?

— Нет, — отвечает представитель департамента, и в его усталых глазах читается: «Нам этого не задавали». К доске идёт юрист горсовета Наталья Роситюк.

— Отзыв подготовили?

— Нет… Потому что мы подавали в первую инстанцию.

Судья тоном терпеливого педагога в классе детей-дебилов:

— А почему не подали нам, хотя в постановлении суда говорилось это сделать?

— Ну, мы не подавали…

— Какова позиция горсовета по делу?

— Мы согласны с решением суда первой инстанции, поэтому не подавали апелляцию.

— То есть вы поддерживаете исковые требования прокуратуры?

Наталья, перепугано:

— Нет! У меня нет таких полномочий!

Судья, ласково:

— Но если вы поддерживаете решение суда первой инстанции, удовлетворившее требования прокуратуры, значит, вы поддерживаете эти требования.

В ответ — жалобный невразумительный лепет.

«Сложный, трудный для понимания диалог – следствие больной, нецельной воли, капризной и двусмысленной. Косвенный диалог – результат робкого, скрытного, деликатного волевого устремления», — учит нас классическая «Драматургия» Волькенштейна. И в переводе на язык простых смертных сей почти бернардшоуский диалог означает, что мэрия отчаянно пытается не поссориться с Глядчишиными и компанией, и в то же время не замараться в последствиях их неуёмной жадности, да ещё и накануне возможных перевыборов. Для этого ей нужно разгрести оставшееся от предшественников дерьмецо чужими руками. Например, руками судей, «не поддержав, но и не обжаловав», оставшись в белом пальто.

Заслушав стороны, суд объявил перерыв до 15 октября.

Председательствующий в коллегии судья Игорь Кощеев репутацию имеет неоднозначную: в своё время именно с его щедрой руки помещения интерната для детей с пороками развития сразу после масштабного ремонта за бюджетный кошт были «возвращены» религиозной общине Свято-Тихвинского монастыря. Посему – интрига сохраняется.

Антракт.

Григорий Глоба

Газета ГОРОЖАНИН

24.09.2019