ГАЗЕТА.dp.ua

Субъективно о Днепропетровске:

новости, аналитика, скандалы

Погода
Погода в Днепре

влажность:

давление:

ветер:

Тюрьма и конфискация без презумпции невиновности: кто попадет под УК за незаконное обогащение



Появилась норма о «гражданской конфискации» для чиновников и депутатов, у которых обнаружат незаконных активов на миллион гривен

Украине вернули уголовное наказание за незаконное обогащение. 30 октября парламент принял соответствующий законопроект №1031 во втором чтении и и целом, пишет СтранаUA

Он вступит в действие уже на следующий день после публикации, но прежде его еще должен подписать президент. 

В окончательной версии закона появилось два важных нововведения. В проекте к первому чтению для коррупционеров прописывали тюремный срок с конфискацией и запрет занимать государственные должности в течение 3 лет, но чтобы попасть под уголовку, нужно было «засветить» неподтвержденные законным образом доходы и имущество минимум на 14,4 млн гривен. Те, кто «нажил» меньше, фактически выводились из-под ответственности. 

Но в итоговом варианте появилась норма еще и о внесении изменений в Гражданско-процессуальный кодекс о так называемой «гражданской конфискации».

По этой статье пойдут чиновники и депутаты, у которых обнаружат незаконных активов более чем на 500 прожиточных минимумов, то есть, приблизительно на миллион гривен. И, если не могут подтвердить источники, — рискуют остаться без имущества. 

Порог для уголовной отвественности тоже пересмотрели. Его снизили с 14,4 млн гривен до  6500 необлагаемых налогом минимумов или же до 6,2 млн гривен. 

То есть, если первоначально у Зе рассчитывали ударить лишь по крупным коррупционерам, то теперь под угрозой и более «скромные» чиновники. 

Но основной акцент нового закона не поменялся — по сути, вводится презумпция виновности. И, вместо того, чтобы озадачить следственные органы сбором компромата, власти вынудят оправдываться тех, кто попадет под колпак правоохранителей.

Схема такая: после проверки НАПК чиновнику, депутату или судье выносится предписание пояснить происхождение указанных в декаларации сбережений либо объяснить на какие деньги было куплено то или иное имущество или дорогие товары. Естестественно, что деньги, на которые это все приобретено, должны были быть ранее отражены в налоговых декларациях человека. То есть — не превышать его официальный доход.

Если в течение 10 дней пояснений не поступает, то человека берет в оборот НАБУ, возбуждая уголовное дело по статье о незаконном обогащении. 

С доказательствами же могут быть проблемы, учитывая, что подтверждать законность нажитого имущества придется за четыре года (то есть, закон имеет обратную силу), а получение доходов «черным налом» в Украине — обычная практика. 

Другими словами, практически любой человек, который подает электронную декларацию, может оказаться под колпаком у НАБУ и стать фигурантом уголовного дела.

В свое время именно «презумпция виновности» позволила Конституционному суду заблокировать прежний закон об уголовке за незаконное обогащение, принятый при Порошенко. 

Впрочем, сейчас, также как и в 2015 году, когда этот закон примнимался впервые, на все эти нюансы не обратили внимание, так как у закона есть прикладное значение — он является одним из условий возобновления сотрудничества с Международным валютным фондом. Именно поэтому его и приняли. 

Но не факт, что работать он будет именно так, как задумывалось.

О деталях закона рассказывает «Страна».

«Лишняя» 21 тысяча в месяц — конфискация

Изначально пунктом преткновения в сессионном зале была сумма, после которой наступает уголовная ответственность. После первого чтения в проекте остался вариант в 14,4 млн гривен. Но уже тогда депутаты раскритиковали эту норму. 

Они утверждали, что «лично знают» коллег по сессионному залу, которые погрязли в коррупции, но не дотягивают до 14,4 млн, то есть, остаются недосягаемыми для правоохранительных органов. А по делам, которые сейчас ведет НАБУ, под планку в 14,4 млн проходит не больше 15. Для остальных же, по сути, объявляется амнистия. 

В итоге в парламенте появилось несколько альтернативных проектов, где порог уголовной ответственности попытались сбить до 1-3 млн гривен. Что, по-сути, позволило бы сажать уже за машину или квартиру в Киеве. Но в итоге сошлись на компромиссном варианте — 6,2 млн гривен.

В законе появился и новый пункт — о гражданской конфискации. 

Чтобы попасть под колпак правоохранителей и лишиться имущества, достаточно насобирать незаконных активов на 500 прожиточных минимумов, а это около 1 млн гривен. То есть, если будут проверять за 4 года, то достаточно «лишних» 250 тысяч гривен в год. Если учесть, что в Украине свободно ходит черный нал, на такие показатели может выйти без особого труда.

Ведь получается, что даже сравнительно небольшой неподтвержденный доход — около 21 тысячи гривен в месяц за предыдущие годы — уже повод для конфискации. 

Правда, в следующем году прожиточный минимум могут существенно увеличить — до 4,7 тысячи гривен. Именно такая сумма, по расчетам экспертов, является «реальной». В решении бюджетного комитета по проекту бюджета-2020 указано, что Кабмин должен при возможности выйти на реальные показатели прожиточного минимума при подготовке проекта ко второму чтению. А в этом случае порог для конфискаций будет выше — уже почти 2,4 млн гривен. 

Срок обратной силы, закона оставили без изменений — 4 года.

То есть проверять будут активы, полученные с 2015 года. 

«Такое впечатление, что проект писался под определенные активы, которые собираются конфисковать, и под конкретных коррупционеров, которых нужно посадить», — отметил глава адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец. 

Боятся за прошлые или за будущие взятки? 

Сам факт, что предлагается обратная сила действия закона уже стал поводом жесткой критики. Эксперты утверждали, что на этом основании закон легко можно оспорить в Конституционном суде. Этот аргумент использовали также народные депутаты — противники проекта, пытаясь убедить коллег не голосовать за него. 

По этому поводу и сейчас идут споры. 

Так, глава Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин считает, что «сказку» о том, что у депутатов можно будет забирать имущество, которое они уже имеют, но не могут пояснить, даже если до этого они никогда не были на госслужбе, придумали противники наказания за коррупцию. 

«Рассмотрим почему это ложь на 18-ти объектах недвижимости, которыми владеет оппонент проекта №1031 Александр Дубинский (пять квартир в Киеве, дом, шесть земельных участков под Киеом) и его жена (еще семь квартир в Киеве). Возможность забрать что-либо из этого не появится, поскольку: 

— незаконное обогащение даже в теории не может распространяться на имущество, приобретено до вступления восстановленной статьи в силу. Это — основы-основ уголовного права. Когда кто-то утверждает противоположное, то считает вас идиотом.

— обратную силу во времени имеет проведенная президентом гражданская конфискация. Но и она не грозит состоянию Дубинских по той простой причине, что на время его получения ни он, ни его жена не были чиновниками.

Точно также нечего переживать 74-летней бабушке Ольги Савченко (депутат СН, которая блокировала проект, на которую в прошлом году зарегистрировали две квартиры в столичном ЖК «Ривьера»). 

«Дубинские» и «Савченки» боятся не за имеющееся имущество (даже если не могут объяснить его происхождения), а за то, которые они собираются незаконно получить в статусе депутатов. Депутатам, которые не собираются незаконно обогащаться, ничего не грозит. Так же ничего не грозит их имуществу: ни уже имеющемуся, ни приобретенному в будущем. Только коррупционеры против восстановления наказания за незаконное обогащение», — написал Шабунин на своей странице  в Facebook. 

То есть, по его мнению, срок давности для уголовки в 4 года будет применяться в дальнейшем, уже после вступления закона в силу. Скажем, в 2023 году антикоррупционные органы смогут проверять активы, полученные с конца 2019 года. 

А гражданская конфискация будет иметь обратную силу, но рискуют лишиться имущества только те, кто нажил его, пребывая в статусе депутата или на госслужбе. Остальным грозит разве что общественное порицание. 

Но юристы говорят, что все не так однозначно. По словам Кравца, в уголовном праве ответственность может наступать с момента осуществления правонарушения, то есть, реально копнуть не только за 4 года, но поднять и еще более ранние дела. 

Учитывать станут имущество, которое приобретено как самим декларантом, так и связанными лицами по его поручению. 

При этом в окончательной версии закона сохранился пункт, разрешающий правоохранителям использовать для сбора доказательной базы все государственные реестры и банковскую информацию. 

В законе прописано, что оценивать имущество будут «по ценам приобретения», то есть, по-хорошему, у фигурантов разбирательств потребуют еще и чеки или договоры купли-продажи, — говорит Кравец. Если же выясниться, что имущество приобретено слишком дешево, оценивать будут по рыночной стоимости. Для этого правоохранители могут привлекать оценщиков. 

Но ответственности для самих оценщиков, если они вдруг ошибутся с суммой, не предусмотрено, что не исключает разного рода злоупотребления. Во время обсуждений в зале депутаты указывали, что с нашими оценщиками в миллионы гривен может быть оценена даже старая хата в селе, так что при желании можно сделать коррупционером и упрятать за решетку едва ли не любого депутата или чиновника. 

Повод для давления и передела собственности 

По словам Ростислава Кравца, в окончательной версии закона убрали несколько явных ляпов. К примеру, исключили норму о том, что для начала расследований по конкретному декларанту необязательно даже выводов НАПК. Теперь такое заключение обязательно.

«Хотя не факт, что этой нормы будут придерживаться на практике», — говорит Кравец. 

Но эта попытка исправить ошибки нивелировала появление в законе новых карательных пунктов. 

Так, прописано, что сначала суд собирает доказательства вашей вины, а уже потом — этому же составу суда, вы будете доказывать, что он неправ, — отмечает Кравец. 

Также в гражданском процессуальном праве закреплена норма о том, что преимущество отдается доказательством той стороны, которая окажется «более убедительной». 

«Правоохранителям разрешили использовать данные реестров, банковскую информацию. А ответчик должен собирать доказательства как сможет. То есть, они изначально в неравных условиях», — считает юрист. 

При этом на время разбирательств сомнительные активы передаются АРМА.

«Как показывает практика работы этого агентства, пока будет идти суд, оно уже может распродать его за копейки. Не исключаю, что новый закон будут использовать попросту для того, чтобы отобрать имущество. Сначала на человека поступает сигнал, что он коррупционер, имущество арестовывается, начинаются суды. И за это время все могут попросту перепродать по сниженным ценам», — считает Кравец. 

По его мнению, новый закон позволяет обвинить в коррупции по сути любого человека, что власти могут использовать для давления на неугодных чиновников и депутатов. «Нарушений так много, что Конституционный суд без труда может заблокировать этот закон, если, правда, политическая воля не окажется сильнее буквы закона», — резюмировал Кравец. 

Эксперт института Growford Алексей Кущ считает, что новый закон нарушает основные конституционные нормы — об обратной силе и презумпции невиновности.

«То есть его можно легко отменить в КС или, скажем, оспорить решение суда в ЕСПЧ. Чтобы он заработал, нужно вносить изменения в Конституцию, в частности, по презумпции невиновности. Ведь сейчас, чтобы доказать, что человек коррупцией, нужно поймать его на взятке за руку. Это может работать против мелких взяточников, то не против топ-коррупционеров. А вот их вину как раз доказать сложно, и новый закон ничего в этом отношении не меняет», — резюмировал Кущ.

По его мнению, приняв сейчас закон о незаконном обогащении «для МВФ», власти в любой момент могут легко заблокировать его в Конституционном суда, как это в свое время сделал Порошенко.

03.11.2019