ГАЗЕТА.dp.ua

Субъективно о Днепропетровске:

новости, аналитика, скандалы

Погода
Погода в Днепре

влажность:

давление:

ветер:

Тепло-манипуляторы мэрии. Какими аргументами пользуется городская власть, чтобы переключить горожан с дешевого тепла на дорогое



Представляем читателям фрагменты стенограммы самых интересных и труднообъяснимых эпизодов дискуссии на депутатском информчасе, посвященном отключению части абонентов левобережья от теплоносителя Приднепровской ТЭС

Полторы недели назад стало известно, то городская власть в тихую переключила часть абонентов КП «Комэнергосервис», которое отапливало дома теплоносителем Приднепровской ТЭС, на КП «Теплоэнерго», которое тепло добывает в собственных котельных. А это значит, что горожанам придется платить за тепло по тарифам «Теплоэнерго», которые в настоящее время практически вдвое дороже, тарифов «Комэнергосервиса». В прошлый вторник ни городской голова, ни руководители КП не смогли объяснить для чего понадобилось отказываться от теплоносителя ТЭС. Жители левобережья стали перекрывать Донецкое шоссе, требуя внимания власти к этой проблеме.

В мэрии все же отважились объяснять суть непонятной инициативы с переключением, которое уже в следующем месяце сильно ударит по семейному бюджету сотен семей, и провели депутатский час. Объяснятся не пришедшие в зал мэр Филатов и его зам по ЖКХ Лысенко поручили  секретарю горсовета Александру Санжаре, который силен в юридических вопросах и крайне слаб в вопросах коммунального хозяйства. Вместе с Санжарой объяснять необъяснимое пришли директора КП «Теплоэнерго» и КП «Коэмэнергосервис» Андрей Клименко и Ольга Конельская.

Рекламная пауза: сначала – по выговору

— Скажите, вы были на заседании депутатской комиссии по вопросам ЖКХ, где обсуждали вопрос о тарифах? – спросил Санажара у директоров КП.

— Я была в командировке, — ответила Конельская. – Вместо меня никого не было.

— Меня на слушаниях не было, но был мой профильный заместитель, — сказал Клименко.

— Я делаю строгий выговор директорам КП. И с этого момента ни одно профильное решение рассматриваться на комиссии без присутствия руководителей, — пригрозил глава комиссии, депутат Руслан Вишневецкий.

— Услышали? – обратился Санжара у руководителей КП. – Мы будем инициировать вопрос о привлечении вас к дисциплинарной ответственности. А теперь переходим непосредственно к обсуждению тарифов.

«Правильные» ответы

— Тариф «Телоэнерго» на сегодняшний день составляет 1470 гривен за гигакалорию, — ответил Клименко.- мы обслуживаем правый берег и часть левого, 80% города.

— То есть, 80% жителей нашего города платит по тарифу 1470 гривен, — сказал Санжара и спросил, может ли «Теплоэнерго» каким-то образом влиять на тариф.

— Нет, не можем. Тариф утверждается НКРЭКП. Мы заполняем утвержденные постановлением Кабмина формы, которые и отправляем в Нацкомиссию, она рассматривает наши документы, — отвечает Клименко.

— Если мы захотим снизить тариф, городской совет может как-то повлиять на это? – спросил Санжара.

— Нет,- говорит  Клименко.

— У «Комэнергосервиса» какой тариф? – спросил Санжара. – И что в целом происходит на предприятии.

— Сейчас тариф 781 гривна за гигакалорию. Но в связи с повышением тарифа на теплоноситель ДТЭКа, мы подали летом к Нацкомиссию новые расчеты, тариф будет 1447 гривен,- ответила Конельская.

Несмотря на столь уверенный ответ Конельской, про тариф в 1447 гривен говорить рано, Нацкомиссия уже один раз не утвердила гораздо более низки тариф «Комэнергосервиса», посчитав его цифры завышенными.

— Как определили, что тариф  1447 гривен? – спросил Санжара.

— Эта цена даже немного маленькая для нас. Но это то, что рассчитала для нас Нацкомиссия, — говорит Конельская. – Это экономически обоснованная цена, она позволит нам приобретать покупную энергию, платить зарплату, ремонтировать сети.

— Скажите, а вот тариф, который действует на сегодняшний день, откуда берется разница, чтобы его покрыть? – спросил Санжара.

— После того как ДТЭК поднял тариф, мы покупаем тепловую энергию по 844 гривны, а продаем горожанам по 781 гривне, — сказала Конельская. – Мы убыточны.

— С чего покрывается разница в цене? – Санжара подталкивает Конельскую к нужному ему ответу.

— Город датирует предприятие наше, чтобы мы могли работать. Более 60 миллионов мы получили, — говорит Конельская.

Игра в цифры

— Сколько абонентов платят по тарифу 781 гривна? – спросил Санжара.

— Раньше было 37 тысяч абонентов, теперь осталось 17,1 тысяч, — говорит Конельская.

— То есть 17 тысяч горожан датируются из городского бюджета, — говорит Санжара. – И сумма этой дотации — 60 миллионов.

Уточним, что 60 миллионов «Комэнергсервис» получил, когда у него было 37 тысяч абонентов. Но Конельская зачем-то соглашается с Санжарой, что 60 миллионов гривен идут на дотацию для 17 тысяч абонентов.

— А вы получаете дотации из городского бюджета на компенсацию разницы в тарифе? – спросил Санжара у Клименко.

— В действующем тарифе у нас отсутствует разница, — говорит Кличенко. – У нас 70 тысяч абонентов примерно.

— То есть 70 тысяч абонентов платят по тарифу, который не требует дотаций и 17 тысяч платят по тарифу, который требует дотаций. То есть фактически 70 тысяч семей скидываются на компенсацию тарифа для 17 тысяч абонентов, — легко манипулирует цифрами Санжара.

Клименко соглашается с секретарем. А мы не согласимся. Говоря, что горожане «скидываются деньгами» для абонентов «Комэнергосервиса», Санжара имеет в виду налоги, которые люди платят в городской бюджет. А оттуда деньги раздают коммунальным предприятиям. Так вот, знаете какой суммой, согласно информации портала публичных финансов, «скинулись» в текущем году горожане, чтобы прибыльное «Теплоэнерго» не болело? 107 миллионов! А «Комэнергосервис» получил 25 миллионов гривен. И в прошлом году «Комэнергосервис» получил 15,5 миллионов гривен, а «Теплоэнего» — опять 105 миллиона гривен!

Жаль, что Александр Санжара не в курсе этих цифр, а Клименко, который похвастался неубыточным тарифом, стыдливо умолчал о полученных из бюджета сотнях миллионов гривен.

«Что вы такое несете?»

— В прошлом году тариф был 749 гривен. Из чего он состоял? – спросил депутат Загид Краснов у Конельской. – И за какую цену вы покупали тепло у ДТЭКа?

— Цена покупной гигакаллории составляет 546 гривен. Но ещё присутствуют нормативные потери  во время транспортировки — это 20%. То есть 546 гривен +20%, — говорит Конельская.

— Я правильно понимаю, что ДТЭК продает вам тепло сейчас за 908 гривен, а вы хотите тариф 1447 гривен? – спросил Краснов.

— 844 гривен с НДС стоит одна гигакалория, — отвечает  Конельская. – Плюс потери, это будет тысяча гривен.

— Почему у вас с 844 гривен цифра вдруг скакнула до 1444 гривен? Откуда у вас такие затраты? Что вы такое несете? – возмутился Краснов.

— Одна гигокалория стоит 1055 гривен. Остальное – это на зарплату, ремонты, ГСМ, амортизацию, квитанции. У меня есть структура тарифа. Мы просили больше, но нам Нацкомиссия урезала эти цифры в два раза, — говорит Конельская. –

Депутат Александр Куприенко обратил внимание на то, что и КП «Теплоэнерго» тоже подало в Нацкомиссию новые тарифы. Вместо 1470 гривен коммунальщики хотят, чтобы абоненты платили им 1660 гривен. Это без НДС, а если приплюсовать и этот налог, то получается свыше 1800 гривен.

— У вас в протоколе слушаний написано 1660 гривен, — напоминает Куприенко директору КП Клименко.

— У нас там написано… Эм… К нам приходят требования от Нацкомисии, так как меняется цена на газ. И они запрашивают у нас тарифы, которые они могут рассматривать, — говорит Клименко.

— Город тарифы не устанавливает, — вмешивается Санжара.

— Устанавливает! – настаивает Куприенко. — Сначала КП подает проект тарифа в горсовет на согласование.

— Если бы город влиял на формирование тарифа, то тут бы все депутаты сидели с утра до вечера и говорили, что нужно понизить тариф, — сказал Санжара. – А тепловики формируют свой тариф по формуле, утвержденной Кабмином.

— Правильно, и в эту формулу нужно вставлять свои коэффициенты, а главное — потери, — говорит Куприенко.

По второму кругу

Присутствующие переключились на обсуждение теплопотерь.

— Длина трубы от Приднепровской ТЭС до левого берега составляет 38 километров, — говорит Конельская. — Теплопотери 20% в тарифе нормативные.

— Откуда 38 километров? – удивляется Краснов.

— 19 километров в одну сторону, и столько же в другую, — убедительно, но не логично ответила Конельская, поскольку теплопотери «обратки» — это вопрос второстепенный.

Санжара по второму кругу спросил у Конельской, приходилось ли городу дофинансировать «Комэнергосервис».

— Сколько город заплатил за разницу в тарифе в прошлом году? – спросил Санжара.

— Мы просили 51 миллион, — говорит Конельская.

— То есть, заплатили 51 миллион, — резюмирует Санжара.

Но просить и получить — это разные вещи. Напомним, что согласно порталу публичных финансов «Комэнергосервис» получил 15,5 миллионов, а не 51.

— Тариф действительно рассчитывается коммунальным предприятием по формуле, а утверждает его Нацкомиссия. В эту формулу можно вставить как 100 гривен, так и 200 гривен. Можно указать, что предприятие хочет золотые трубы проложить или еще что-то, — говорит Краснов. – Я так и не понял, почему раньше за обслуживание брали 20% от стоимости теплоносителя, а сейчас хотят значительно больше. И относительно дотаций. Это же манипуляция. Город никогда не дотировал КП «Комэнергосервис». Только в прошлом году КП попросило деньги, так как ДТЭК увеличил тариф, а Нацкомиссия не утвердила тариф, который вы запросили. И предприятие начало заходить в минус. Но это только в прошлом году! А «Теплоэнерго» получает деньги из городского бюджета в виде пополнения уставного фонда. Тариф у него в два раза больше и каждый год оно получает по 100 миллионов гривен! И вот если все это посчитать, то выходит, что городу будет выгоднее отапливать город от Приднепровской ТЭС по новому тарифу «Комэнергосервиса», чем отапливать дома от «Теплоэнерго», которое получает деньги дважды — и от абонентов и из бюджета.

— «Теплоэнерго» тратит деньги на модернизацию оборудования. «Комэнергосервис» такие деньги тратить не нужно, но нужно тратить деньги на обслуживание трубы. Правильно? – спросил Санжара.

Дело в трубе?

— Труба прошла все сроки эксплуатации. Ей 35 лет и она в критическом состоянии. Эксплуатация ее дальнейшая техническими специалистами не рассматривается. Может произойти катастрофа и горожане будут без тепла, — говорит Конельская. – На замену трубы нужно более 400 миллионов гривен. У нас таких денег нет.

— Затраты на обслуживание трубы заложены в тарифе «Комэнергосервиса»! Что касается состояния трубы, то либо она полностью нормальная, либо полностью аварийная! Установить то можно только проведя ее испытания. И если аварийная, то почему вы не перестали ее полностью эксплуатировать? Что вы такое несете? – спросил у Конельской Краснов.

— В тарифе на амортизацию в год «сидят» 2,1 миллионов гривен. Представьте, сколько лет нам нужно собирать деньги, чтобы насобирать 400 миллионов, — говорит Конельская.

— Директор «Теплоэнерго» сейчас может сказать, что на замену всех труб, которые числятся за его предприятием нужно 4 миллиарда гривен. То же самое у «Комэнергосервиса». Уверяю, менять трубу ближайшие 10 лет никакой необходимости нет. У вас просто стоит задача защитить определенную позицию и заниматься манипуляциями, — сказал Краснов.

— А я считаю, что и остальных абонентов «Комэнергосервиса» нужно переключить в следующем году на «Теплоэнерго». И то что разница в тарифах «Комэнергосервиса» и «Теплоэнерго», как говорят, большая, это не правда — говорит депутат Вишневецкий. И раскрывает тайную задачу горсовета на этих слушаниях:  – Все равно тариф для всех будет фактически одинаковый. Поэтому мы тут и собрались, чтобы объяснить это людям. Городские власти должны сами за отопление отвечать, а не пользовать услугами посторонних производителей.

— Вы опять эту трубу трогаете. Она же эксплуатируется и никаких проблем с ней нет! Не манипулируйте! – сказал Краснов.

— Вишневецкий объяснил в чем смысл ситуации. Есть рыночная стоимость тарифа. Это около 1500 гривен. То что Нацкомиссия пока не утвердила тариф «Комэнергосервису», это временно. А вот дальше происходит манипуляции: переключили или не переключили. Есть рыночная стоимость тарифа и разницу, если она есть, мы платим из бюджета, — сказал Санжара.

Назвать регулируемый тариф «рыночным» – это большая ошибка. Нацкомиссия не определяет граничную стоимость картошки на «Озерке», цену определяет рынок и покупательских спрос. А вот тепло в дома горожан поставляют монополисты и выбрать рыночные цены у горожан не получится.

«100% оплаты»

Слово взял депутат Вадим Рублевский. Он спросил какие микрорайоны теперь будет отапливать «Теплоэнерго» и поинтересовался, какой процент потребителей не платит за тепло.

— Насколько я понимаю задолженность увеличится многократно, так как люди просто не смогут платить, когда повысят тариф, — сказал Рублевский. – И еще. Я хочу сообщить, что представители ДТЭК готовы забрать на себя функцию системы поставки тепла жителям левого берега вместо нашего КП, а также обслуживать за свои деньги трубу. К тому же они готовы поставлять тепло и в другие районы. Это удешевит стоимость теплоносителя для всего города. Ведь тепло от ТЭС всегда будет дешевле газового, так как теплоноситель является побочным продуктом производства электроэнергии.

— Смотрите, сейчас ДТЭК является монополистом. Поэтому он и называет такую сумму за теплоноситель. Если будет альтернатива, то мы сможем сказать, что их тепло по 844 гривны никому не нужно, — говорит Санжара. И неожиданно признается, что отключение потребителей от тепла Приднепровской ТЭС это… оружие шантажа: – Либо пусть снижают цену, либо выбрасывают теплоноситель в Днепр.

Конельская ответила Рублевскому, что «Теплоэнерго» отдали абонентов улицы Каруны, Универсальной, Донецкого шоссе. У «Комэнергосервиса» остался жилмассив Солнечный и часть Приднепровска.

— В прошлом сезоне у нас платили 62% абонентов. Отключать мы не можем никого, поэтому платежи к нам приходят в последнюю очередь.

— А у нас от начала отопительного сезона до начала следующего проплата составляет фактически 100%, — неожиданно хвастается директор «Теплоэнерго» Клименко.

— Куда в таком случае смотрело руководство города, если предприятие с более низким тарифом получает всего 62% оплаты, а КП с высоким тарифом – 100%? – недоумевает Краснов. – Или Клименко сейчас врет?

Последнее предположение более чем похоже на правду. Ведь этим летом Андрей Клименко рассказывал, что долги населения перед «Теплоэнерго» выросли до  размера более чем в миллиарда гривен!

Ольга Конельская решила поправить сама себя и сообщила, что «Комэнергосервис» тоже собирает много — примерно 95% оплаты.

— Ну, 100% оплаты не может быть. Но под 100% есть? – переспросил Санжара у Клименко, чтобы реабилитировать руководителя КП в глазах присутствующих.

Клименко несколько стыдливо покивал головой в знак согласия с секретарем горсовета.

Депутаты несколько минут потратили на обсуждение субсидий и задолженности населения, после передали слово помощнику народного депутата Дмитрия Киселевского.

Говорим о «выравнивании тарифов»

— Я нашел протокол, в котором говорится, что «Теплоэнерго» хочет увеличить тариф. Среди тех, кто присутствовал на общественных слушаниях, представителя департамента благоустройства города и другие чиновники. Это к вопросу о том, что город не влияет на тарифы. А второе, мне интересно, кто представлял общественность, которая была на обсуждении нового тарифа? Это сотрудники «Теплоэнерго»? – спросил помощник депутата.

— Смотрите, если мы будем устанавливать тарифы ниже рыночной стоимости, то мы будем доплачивать за это из своего кармана, — ожидаемо нелогично ответил Санжара. – Можем вообще установить тариф 1 гривна. И все налоги тогда будут идти на оплату отопления.

Участвующая в информчасе горожанка поинтересовалась, вернут ли ей переплату, которую она внесла «Комэнергосервису».

— Она пойдет в счет следующего месяца, — ответил Санжара.

— Так «Комэнергосервис» же нас больше не отапливает! – говорит женщина. – На «Теплоэнерго» переведут?

— Мы не говорим о переключении. Мы говорим о выравнивании тарифа, — на подсознании и невпопад говорит Санжара.

— Тут «Теплоэнерго» рассказывает, что долгов населения нет, а у нас на проспекте Поля на всех подъездах висят списки должников! – взмутилась другая горожанка.

— Ну, предприятия взыскивает долги. И этот передовой опыт «Теплоэнерго» передаст «Комэнергосервису», — то ли пошутил, то ли съязвил скретарь горсовета.

Кто кому манипулятор?

После депутатского часа Александр Санжара пообщался с журналистами.

— На сессии никто не смог ответить на вопрос по поводу отопления и начались манипуляции. Начали говорить, что тариф возрастет из-за переключения. На само же деле нужно понимать, что есть рыночный тариф. В случае «Теплоэнерго» Нацкомиссия его согласовала, а в случае «Комэнергосервиса» тариф находится на утверждении. Но рыночная цена никуда не девается. Разницу доплачивает город. Люди должны радоваться, что они экономят за счет остальных жителей города, которые сбрасываются своими деньгами на покрытие разницы тарифов, — опять рассказывает Санжара. – Еще мы увидели, что есть проблемы с трубой. Я прошу не поддаваться на манипуляции относительно оплаты. Есть рыночная цена, и мы ее в любом случае заплатим. Сейчас платим за счет городского бюджета.

Напоминаем Санжере, что из бюджета дотируются почти все коммунальные предприятия. Даже «Жилсервис-2», который вывозит мусор у бизнеса значительно дешевле реальной рыночной стоимости и регулярно получает за это дотации от города. Почему же вопрос об экономии бюджетных средств возникает только когда речь заходит о «Комэнергосервисе».

— Смотрите, абонентов уже переключили. Это еще в июле произошло. Было решение сессии. Для человека не будет разницы — кто его отапливает. Слово «переключать» это и является манипуляцией, — говорит Санжара. – Мы не должны спонсировать людей, которые потребляют тепло по более низкому тарифу. Давайте эти деньги тратить на модернизацию.

Интересуемся, зачем нужно было переключать абонентов, если тариф обоих КП сравняется, если, разумеется, Нацкомиссия утвердит тариф для «Комэнергосервиса»?

— Потому что «Комэнергосервис» зависит от единственного поставщика тепла. А у «Теплоэнерго» есть возможность выбирать себе поставщика. Как только мы выходим в условия конкуренции, мы сможем снижать тариф. Поэтому было принято такое решение.

— То есть «Теплоэнерго» сможет подавать и отопление от своих газовых котельных, и теплоноситель Приднепровской ТЭС? – уточняем у Санжары.

— Мы смотрим, что дешевле: покупать у ТЭС или генерировать его самостоятельно. ДТЭК теплоноситель продает по рыночной стоимости, но если на него не будет спроса, то цена будет уменьшаться, — интересно рассуждает Санжара.

Напоминаем секретарю горсовета, что абонентов «Комэнергосервиса» переключили на «Теплоэнерго» именно из-за критического состояния трубы, т.е. покупать тепло у ТЭС вроде как невозможно?

— Город покупает тепло, и какая разница через какое КП он это делает, — лавирует Санжара. – А о состоянии трубы…. Она закончила свой срок эксплуатации.

— Она рухнет? – спрашиваем секретаря.

— Я надеюсь, что нет, — сказал Санжара. – Если рухнет, то ее будут в аварийном порядке ремонтировать.

На июльской сессии решение о передаче котельных с баланса одного КП на баланс другого преподнесли как ничем не примечательное решение. Такие принимаются на каждой сессии в большом количестве. Тогда и мэр, и секретарь ушли от обсуждения темы тарифов в связи с передачей котельных, хотя соответствующие вопросы от депутатов звучали. Напоминаем об этом секретарю.

— Уже в июле «Комэнергосервис» подал в Нацкомиссию обоснованный тариф. В принципе тариф КП составляет 1440 гривен. Но пока он не утвержден и разницу мы платим со своих карманов, — совершенно невпопад отвечает Санжара.

Задаем вопрос еще раз.

— Я не помню сейчас о чем говорилось в июле, — говорит Санжара. – Но еще раз – тариф никуда не девается. Он составляет 1440 гривен. Если он не рыночный, мы доплачиваем его из городского бюджета.

Предполагаем, что умолчали тему тарифов на июльской сессии сознательно, дабы не поднимать в городе шум и спокойно, за много миллионов гривен провести необходимые работы по переключению системы отопления.

Интересуемся, если ли у городской власти понимание, что Нацкомиссия вполне может не утвердить новый тариф для «Комэнергосервиса». И напоминаем, что «Теплоэненрго» также подало документы в Нацкомиссию на увеличение тарифа.

— Я рад что вы в курсе какие тарифы подавало «Теплоэнерго». И я рад за людей, которые сегодня платят по низкому тарифу «Комэнергосервиса». Пока им предоставлена огромная скидка, и мы все вместе платим эту огромную разницу. Только рыночный тариф от этого никуда не девается, — ответил Санжара.

Вы что-то из этого ответа поняли?

Мы поняли только одно. В городской власти не хотят платить постороннему поставщику тепла – Приднепровской ТЭС и хотят по максимуму замкнуть все денежные потоки на КП «Теплоэнерго». Ради этой высокой цели мы отказываемся от дешевого тепла в пользу дорогого. И секретарь горсовета Санжара почему-то называет всю эту возню «справедливостью» и «рыночными ценами».

Ольга Фоменко

Газета ГОРОЖАНИН

05.11.2019