ГАЗЕТА.dp.ua

Субъективно о Днепропетровске:

новости, аналитика, скандалы

Погода
Погода в Днепре

влажность:

давление:

ветер:

«Восток — Запад». Заметки на полях «Машины времени»



Этот интереснейший городской музей заслуживает внимания всех горожан, а в контексте тематической выставки – особого внимания. Рекомендуем

Такая недавняя история

В ламповом телевизоре – знакомая с детства мелодия «Время, вперёд!», которой открывалась главная новостная программа страны. Пассажир элегантной «Чайки» — в каракулевом воротнике и модной в высших кругах шапке-«пирожке». Стаканы с чаем в металлических подстаканниках и безысходные таблички «Сандень», «Переучёт», «Приём товара». Пластики Дина Рида, вестерны с Гойко Митичем и слайды для диапроектора. Призабытый лозунг «Дружба — Фройндшафт» на старых сувенирах.

Совсем рядом – граница двух мощных военно-политических блоков. Об этом говорит обилие фигур в советских и немецких мундирах, военной техники, в кабинах которой только что кто-то сверялся с «Альбомом военных самолётов и реактивных снарядов США, Великобритании, Франции и Швеции» или листал «Словарь-справочник вооружений и боевой техники капиталистических стран и фирм, производящих оружие».

Там, за стеной (причём не простой, а той самой, Берлинской) загадочно блистают незнакомые иномарки, грузятся на «Фольксваген» ящики с ещё не приевшимися бананами и уличная танцовщица грациозно отдаётся мелодии бродячих хиппи 1970-х, которых весьма талантливо изображает группа «Романтический винегрет». Но армейские машины и форма бундесвера на заднем плане и здесь намекают, что это обманчивое благополучие может оборваться в любой момент.

Хотя и странно видеть, что наше привычное детство и молодость родителей — это уже музей и более юные поколения с таким чуть отстранённым интересом изучают, вон как, оказывается, жили эти древние египтяне в своих пирамидах.

Даже дипломат из ФРГ Петер Шмаль – на этот раз взаправдашний, а не «музейный» – признал, что выставка «прекрасно отражает реалии Германии времён падения Берлинской стены», и искренне поблагодарил всех причастных к её созданию.

— Мало кто ожидал, что стена падёт уже в 1989 году, — вспоминает заместитель генерального консула Германии Петер Шмаль. — Это стало возможным благодаря Михаилу Сергеевичу Горбачёву и западным союзникам – в первую очередь США, Великобритании и Франции. Союзники понимали, что их немецкий партнёр за 40 лет прошел успешный путь развития демократии, и недоверие к стране, которая начала две мировые войны, прошло и сменилось доверием и уверенностью, что единство Германии является не угрожающим, а стабилизирующим фактором для международного сообщества. Я желаю Украине, чтобы и вы как можно скорее ощутили счастье того исторического момента, который приведёт к падению существующей уже более пяти лет границы вдоль «контактной линии».

Открывая выставку, приуроченную к 30-летию падения Берлинской стены, директор музея Михаил Прудников коснулся сложных моментов украинско-немецкой истории.

— Я был глубоко впечатлён воспоминаниями генерального консула Штефана Кайля о письме, которое отправил его отец из оккупированного Днепропетровска в 1943 году. Это неизменная история наших народов, мы обязательно должны говорить об этом и ничего не замалчивать, так правильно. Нам так же неудобно говорить, что мы были мирным щитом социализма в вашей стране, но это было. Многие воины ГСВГ родом из Украины и живут в нашем городе, они нам много рассказали о том времени и дружбе с восточными немцами. Во время подготовки к выставке наша команда поняла, насколько близки мы были с немцами 30-40 лет назад: это учёба в ГДР, туристические поездки. Наши промышленные гиганты, «Петровка» и «Интерпайп» посылали лучших металлургов на международные плавки дружбы, где рабочие делились новациями и брали лучшее от немцев. Мы будем об этом говорить во время выставки, чтобы сблизить наши народы, — отметил Прудников.

«Красный» BMW и другие неизвестные

По словам Михаила Прудникова, даже в рамках музейного проекта «поделить» историю немецкого автопрома на Восток и Запад оказалось непросто.

— Мы изначально делили неделимое. Вот этот автомобиль BMW-321 в нашей стране появился после раздела Германии, и никто не знает – это довоенный BMW-321 1939 года выпуска, который попал к нам как трофей, или он выпущен после 1946 года на национализированном заводе в Айзенахе (Восточная Германия) под маркой EMW-321, — рассказывает Михаил. — На его примере мы хотели показать, что разделения и смены названий не меняют сути: этот автомобиль произвели немцы, и как бы его ни называли, он германский и единый.

Если народный автомобиль «Трабант» является символом ушедшего государства, то знакомство с «восточным BMW» для меня стало открытием. Название «EMW» было взято после судебного иска от мюнхенской BMW в 1951 году, также измелился логотип: вместо бело-голубого он стал бело-красным. В остальном довоенный автомобиль остался неизменным. В 1949 в ГДР создали свою первую легковушку BMW/EMW-340, ставшую задолго до «Трабанта» автосимволом страны, а также поставлявшуюся за рубеж. Затем на Айзенахском заводе стали выпускать новую марку «Вартбург» — она также присутствует в «восточном» зале музея.

Кроме коллекций музея «Машины времени», сформировать экспозицию к «Неделям Германии в Украине» помогли коллеги и единомышленники из запорожского технического музея «Фаэтон», Генеральное консульство Германии в Донецке (офис в Днепре), а также многие частные коллекционеры. Андрей Скрипкин поделился военной формой советского генерала, гэдээровского лётчика, а особо гордится кожаной полицейской курткой с «секретным» карманом для пистолета, способной держать влагу до пяти часов. Известный в нашем городе коллекционер признаётся, что иногда и сам с удовольствием её носит.

Создатели выставки стремились не просто правильно оформить, а «оживить» экспонаты, придумать, кому мог бы принадлежать каждый из автомобилей – к примеру, банковскому служащему, французскому офицеру в Западной Германии или рабочего в Восточной, или путешествующей компании хиппи, – и под эту легенду дополнить его аксессуарами, вещами в салоне и другими артефактами, передающими атмосферу эпохи. Для многих машин напечатали даже номерной знак старого образца, до 1991 года.

Поэзия номерных знаков

Выпускник автотранспортного техникума Илья Мягков – один из тех посвящённых в тайное знание, кому невзрачная табличка может рассказать почти всю «биографию» ретроавтомобиля:

— Первая буква номера означает один из 15 округов, на которые делилась ГДР. К примеру, «I» на «Вольво» – восточноберлинский номер, потому что это лимузин из правительственного гаража. Для БВМ-321 специально изготовили номерной знак «LFD 1-13» — города Айзенаха, где он производился. В ГДР было два образца номеров: старые, в 1953-1974 годах, и новые, с 1974 года. В новых три буквы обозначали уже не только округ, но и район и город.

На номерной знак клеились круглые наклейки техосмотра с государственным гербом. С 1960-х и до 1980-го — толстые пластиковые шайбы, их сохранилось мало. Год выдачи можно определить по их цвету, вот голубой – это уже последней серии. Затем делались более дешевые, из плёнки. В ФРГ система была сложнее. Интересно, что в 1956 году, когда там создавалась своя система номеров, в ней уже тогда были зарезервированы номера для земель, входивших в ГДР, — рассказывает коллекционер с увлечением Шампольона, расшифровывающего надписи на Розеттском камне.

Кроме номеров, Илья также специализируется на ретромотоциклах.

— Увлечение началось с того, что купил мопед «Ява» с педалями. И тут понеслось… — улыбается авто-ретро романтик.

Многие из автоэкспонатов сохранились в рабочем состоянии и заезжали в музей своим ходом. Так что в этой выставке – не только ностальгия, но и реклама немецкого качества. А еще – та самая настоящая история, которую невозможно переделать или переписать, как бы того кое-кому не хотелось.

Григорий Глоба

Газета ГОРОЖАНИН

22.11.2019