ГАЗЕТА.dp.ua

Субъективно о Днепропетровске:

новости, аналитика, скандалы

Погода
Погода в Днепре

влажность:

давление:

ветер:

Злосчастное озеро… На роль «отравителей» Краснополья, а также рек Сура и Днепр — претендуют три промышленных предприятия



В городе есть мэрия, в области – государственная экологическая инспекция, но реально защитить окружающую природную среду они или не могут, или не хотят

В марте сотрудники департамента экологической политики мэрии в очередной раз побывали в Краснополье и встретились с местными жителями. О проблемах поселка и его озера «Горожанин» пишет уже лет семь. Все сразу проникаются серьезностью проблемы и дают многочисленные обещания «решить вопрос», но ситуация если и меняется, то исключительно в худшую сторону. Она наглядно демонстрирует бессилие власти в защите здоровья горожан.

Краснопольское озеро-отстойник при советской власти было достаточно благополучным. Еще 10 лет назад в этом озере купались и ловили рыбу местные жители. Затем, когда в его окрестностях помимо «сотки» Южмаша появилось два промышленных предприятия, озеро начало быстро умирать. О том, чтобы купаться в нем, последние лет пять речь вообще не идет. Вода настолько пресыщена бесконтрольно сбрасываемой заводами химией, что издает запах, как от открытой цистерны с серной кислотой. Жители близлежащих домов Краснополья уже несколько лет вообще не открывают окна, дышать этими испарениями просто невозможно. В прошлом году в озере окончательно погибла рыба.

Куда и к кому только ни обращались с просьбами и жалобами жители Краснополья по поводу загрязнения озера промышленными стоками, каких только радужных ответов ни получали, но практических результатов как не было, так и нет.

Диалог

Жители Краснополья встретили городских чиновников без былой радости и энтузиазма. У них накопилась серьезная обида на власть за то, что чиновники только разводят руками, а сделать ничего не могут или не хотят.

— Проблема с озером возникла в 2013 году. Нам это надоело. В мэрии обещают разобраться с тем, кто загрязняет озеро, но толку от этих обещаний никакого! – пожаловались местные жители сотрудникам департамента экологической политики мэрии Днепра. – Полгода назад вы уже приезжали сюда, ходили, смотрели, обещали… Но что поменялось с того времени? Да ничего! Вот неделю назад в поселке такой жуткий запах стоял, что окна невозможно было открыть! Три дня этот запах химии держался! Только вдумайтесь, чем здесь постоянно дышим мы и наши дети!

Начальник отдела экологической безопасности управления охраны окружающей среды департамента экологической политики мэрии Днепра Ярослав Крисько подтвердил, что неприятный запах со стороны озера держится и сейчас.

— Так это мы высоко по отношению к озеру стоим. А представьте, какая вонь там, внизу! – возмущается местная жительница. – Озеро убили менее чем за пять лет. Там еще недавно рыба водилась. Дети купались там. Сейчас детям мы строго-настрого запрещаем даже подходить к воде.

— Карасей очень много было, — вздыхает другая местная жительница. — Раньше предприятия, которые сбрасывают в озеро свои отходы, предварительно очищали их, а потом решили этого не делать, ведь никто от них ничего не требует, зачем же им прибыли свои тратить? С этого момента и начались наши неприятности. Предприятия превратили озеро в отстойник неочищенных стоков. И плевать руководителям этих предприятий на людей, которые тут живут и дышат всей этой дрянью.

— На сегодняшний день сбросы, кроме природной, не проходят никакой другой очистки, — соглашается Ярослав Крисько. – То есть в грунты оседает, и все.

— Вода со второго каскада идет в реку Суру, оттуда – в Днепр. А потом эту воду из Днепра пьет весь город! – негодует женщина. – Не одно же только Краснополье страдает, а весь Днепр!

Ярослав Крисько

Два слова об анализах

Представитель департамента попытался в очередной раз объяснить, что мэрия очень хочет помочь жителям Краснополья, но возможности для этого у мэрии минимальны.

— Это земли промышленности. Это вопрос соблюдения требований действующего природоохранного законодательства Украины. На сегодняшний день органом, который имеет полномочия проверять промышленность, является государственная экологическая инспекция, — объясняет ситуацию начальник отдела экологической безопасности Ярослав Крисько. — Все кругом, начиная от президента и заканчивая мелкими чиновниками, рассказывают, какая прекрасная у нас инспекция. — Так вот 11 сентября у нас было комиссионное рассмотрение проблемы Краснополья, на котором присутствовали и представители инспекции. Так они даже пробы воды не отобрали, это при том, что у инспекции под боком своя лаборатория!

— Представители инспекции обещали, что приедут сюда на следующий день после этой комиссии. И они приезжали, делали отбор воды. В ставке брали воду, — говорит жительница поселка.

Чиновник мэрии возразил, что пробы воды брали не сотрудники инспекции, а представители департамента.

— Учитывая, что у нас не определен статус водоема… Вот мы вчера сидели и рассуждали: то ли это сельскохозяйственный водоем, то ли промышленный отстойник. Если промышленный отстойник, то, по результатам анализов, как таковых превышений и нет. Учитывая, что ЮМЗ признался, что это их отстойник, мы взяли разрешение на осуществление спецводопользования. Соответственно, туда входит сбор. И сравнили с показателями. И у нас превышение идет по сульфат-ионам, по БПК (биологическое потребление кислорода) и ХСК (химическое потребление кислорода), а также по нефтепродуктам. Когда мы отбирали воду, следов нефтепродуктов в таком количестве не было, — констатирует Ярослав Крисько.

— Вы брали в том ставке, который прошел через весь каскад? – спросила жительница.

— Мы брали в двух ставках, — ответил чиновник – И результаты есть по двум ставкам. Вот смотрите.

— Так тут показатели разные, — говорит жительница.

— Да. До природной очистки — один показатель, после – другой.

— Сухой остаток у нас во втором водоеме больше, чем в первом. Сульфат-ионы увеличиваются. Грубо говоря, это свидетельствует о том, что природная очистка уже не работает, — вздыхает Крисько. – Нитрат-ионы увеличены в два раза. По ортофосфатам увеличение идет.

Кто виноват и что делать?

По убеждению местных жителей, озеро убивают два предприятия: «Альбатрос» и завод по переработке аккумуляторных батарей. Люди неоднократно просили провести проверку этих предприятий на соответствие их работы требованиям природоохранного законодательства, но, как они утверждают, никто этого так и не делал.

— Есть ли документация на сброс в озеро у промышленников — у завода «Альбатрос», аккумуляторного завода? – спрашивают жители у сотрудника мэрии.

— Ни я, ни мои коллеги, ни мой руководитель не могут зайти на эти предприятия, — отвечает Ярослав Крисько.

— Вы нам дайте ксерокопии результатов анализов, и мы сами будет разбираться с этой проблемой. Поедем в Киев, привезем все наши письма и ответы на них, покажем результаты анализов проб воды. Как это — отстойник промышленных отходов делать в 30 метрах от жилых домов?! Если вы не имеете права туда зайти, значит, будем искать тех, кто имеет такое право и желание. Будем активистов приглашать, прокуратуру. Не поможет — поедем к президенту Зеленскому. Нас, жителей, кто-то спрашивал, когда отстойник делали и начали сливать в него отходы без очистки? – возмущается местная активистка.

— Сейчас у нас экологическая тема – это проблема №1. Мэры говорят, чтобы им дали полномочия. Были бы полномочия — и подобных ситуаций бы не было, — уверен чиновник.

— Кто может зайти и проверить промышленные предприятия? – спросила женщина.

— Государственная экологическая инспекция, — ответил чиновник. – Инспекция подчиняется министерству. Находятся представители инспекции в нашей области, на улице Лабораторной.

— А где проводились анализы? – спросила жительница поселка.

— В лаборатории облводхоза, — ответил чиновник.

— А представители инспекции отказались брать на анализ воду, — говорит активист-эколог Сергей Петухов. – Объяснили просто — сказали, что не знают, чье озеро.

— А где СЭС? Раньше их лаборатория несколько раз в неделю в Краснополье приезжала, они контролировали ситуацию. Кто бы и как их ни ругал, но при работающей санэпидемстанции такого беспредела не было. И озеро было озером, а не отстойником химических сбросов. А с исчезновением СЭС озеро превратилось в отстойник, — говорят жители Краснополья.

— Что, и на предприятия зайти можно было без проблем? – спросил чиновник.

— Да, заходили и проверяли предприятия, — заверили жители.

— Поломали все службы, которые раньше контролировали экологическую ситуацию. Тут не столько ЮМЗ засоряет озеро — завод почти не работает, им уже и загрязнять озеро нечем. Экологическую катастрофу создают завод «Альбатрос» и аккумуляторный завод. Семь лет борьбы с проблемой — и никакого толку. Ситуация вообще не становится лучше, — констатирует Сергей Петухов.

У семи нянек…

— Скажите, а есть ли документация на аккумуляторный завод? На «Альбатрос»? Разрешения на сбросы есть у этих предприятий? – спросила женщина у чиновника мэрии. – Куда они свои сбросы девают? Вот куда?

А узнать ответы на эти элементарные вопросы мэрия якобы не может. Ярослав Крисько объясняет ситуацию на другом примере:

— Смотрите, в поселке Мирном нашли тысячу тонн свинецсодержащих отходов. Получили правоохранительные органы разрешение на доступ к осмотру предметов и объектов, которые находятся на территории предприятия по рекуперации свинца. Мы попросили, чтобы нас включили в рабочую группу. Только в таком случае можем хоть что-то делать. Мы попросили показать, где у предприятия стоки. Где очистные сооружения?! Нам их не показали. Мы прокурору объяснили, насколько важно наличие стоков. Там ниже предприятия находятся два водоема! И именно туда может стекать все это. Как минимум это уголовное дело.

— Так это поселок Мирный, а мы в Краснополье живем! – возвращает его местная жительница к Краснопольскому озеру.

Закончилась встреча, по большому счету, ничем. Лишний раз убедиться в том, что проблема существует и что городская власть её решить не может, — это не результат. Сейчас жители Краснополья намерены обращаться к президенту. Считают, что он сможет помочь решить многолетнюю проблему.

— Жители Краснополья зашли в тупик. Они не знают, куда обращаться на уровне города. Департамент экологии в мэрии вроде бы и есть, но полномочий у него нет. На предприятия городские чиновники зайти не могут. У нас сейчас особо и структур нет, которые могут взять пробы воды и провести их полноценный анализ. Вот к чему пришли! – подводит итоги выездного совещания эколог-активист Сергей Петухов. – А между тем решать проблему нужно. И мое личное убеждение – что сделать это можно. Только для этого должна быть воля руководства города. Нужно, чтобы мэр сюда приехал, посмотрел на весь этот ужас, пообщался с людьми. Хорошо, пусть полномочий на местах действительно нет, но ведь представители органов местного самоуправления могут обратиться в профильное министерство. Хотя бы чтобы разрешили проверить предприятия. Нужно провести заседание, в котором примут участие городской голова и жители Краснополья, журналисты, экологи. В противном случае, если ничего не делать, то в поселке произойдет серьезная экологическая катастрофа. Она уже есть, но ее масштаб может существенно увеличиться.

О ТОМ, КАК РАЗВИВАЛАСЬ ЭТА БЕЗОБРАЗНАЯ ИСТОРИЯ С 2013 ГОДА ЧИТАЙТЕ:

Краснополье решили таки дотравить?

В Краснополье враги экологии решили скрыть следы своего преступления

В Днепре функционирует опасное для жизни «озеро» из химикатов

Ольга Фоменко

Газета ГОРОЖАНИН

16.03.2020