ГАЗЕТА.dp.ua

Субъективно о Днепропетровске:

новости, аналитика, скандалы

Погода
Погода в Днепре

влажность:

давление:

ветер:

«Не думай о зеленой обезьяне»… А как это сделать, кто поможет?



Спонтанный диалог о том, в какой серьезной и системной психологической помощи будем нуждаться все мы в самое ближайшее время

Страна пока сидит в полукарантине и уже немного нервничает. А что произойдет с нашей психикой, если в силу развития эпидемиологической ситуации карантин будет ужесточен? С 6 апреля такое ужесточение уже начинается и никто не знает, что будет дальше…

Эта тема и этот разговор возникли внепланово, уже буквально перед сдачей номера в печать. Меня к нему подтолкнула официальная информация из Франции о том, что в результате жесткого карантина только в Париже тамошняя жандармерия зафиксировала за две недели карантина всплеск семейного насилия сразу на 36%. А ведь парижское общество в отличие от нас — более сытое и благополучное, ему на голову в буквальном смысле свалились щедрые финансовые подарки от правительства. Казалось бы, сиди дома и радуйся полновесной зарплате. Но по уровню самодисциплины французы очень похожи на нас, то есть любят нарушать любые запреты, что и делали массово в первые дни карантина. Потом контроль и штрафы резко выросли, люди оказались запертыми в клетках-квартирах, и психика у многих стала перегреваться.

Возник логичный вопрос: а если и наш карантин будет более жестким, без сегодняшних пикников и коллективных прогулок, справимся мы с такими ограничениями или нет? Плюс тревога у многих за потерю постоянного дохода, ведь добрая треть населения всё еще получает зарплату в конвертах, и на таких работодателей никакие правительственные гарантии не действуют. Коктейль получается взрывоопасным, не всякая голова такое выдержит.

Мы задались резонным вопросом: где сегодня в городе можно получить бесплатную психологическую помощь по телефону? Не с первой попытки, но отыскали в Интернете соответствующие номера телефонов и обзвонили их все, чтобы узнать: увеличилось ли с начала карантина количество звонков?

Эксперимент

Номер 745-90-40 в Интернете обозначен как «телефон доверия (круглосуточно)». На наш звонок этот номер ответил просто: «Зараз нажаль відсутній зв’язок з вашим абонентом».

Номер 713-53-45 – это психосоматическое отделение областной больницы имени Мечникова, номер указан с ремаркой, что по нему можно обращаться за консультацией врача. Времени на звонки у нас был всего час, за этот час там дважды не подняли трубку, а потом два раза было занято. Полагаем, что при определенной усидчивости дозвониться туда возможно.

Номер 753-42-61 помечен как «кризисный центр Днепропетровской клинической психиатрической больницы». Попробовали набрать, автоответчик сообщил: «Неверный номер, проверьте и перезвоните».

Номер 0-800-501-701 в Интернете обозначен как «телефон доверия», который обслуживается психологической службой Днепропетровской клинической психиатрической больницы. Вызов идет, но трубку никто не берет.

Единственным работающим номером оказался 767-18-41, который назван «телефоном доверия» городского Центра социальных служб для семьи, детей и молодежи. Он предназначен главным образом именно для быстрого реагирования на случаи семейного насилия. Здесь нам сразу ответили, сказали, что за время карантина обращений больше не стало, но у звонков изменилась тематика. Теперь сюда чаще звонят, чтобы узнать по поводу работы районных управлений труда и соцзащиты.

То есть, в принципе, система какая-то есть, но насколько она работоспособна в условиях массового жесткого карантина, судить трудно. Мы с удовольствием напечатаем в следующем номере «Горожанина» любую официальную информацию, любое интервью с официальными лицами, чтобы рассказать горожанам о службе психологической поддержки. А пока представляем наш вполне спонтанный, но довольно обстоятельный диалог с врачом-психотерапевтом Александром Семеновичем Малиновским, с которым давно дружим и иногда консультируемся по вопросам, связанным с его специальностью.

В этот раз главным вопросом был один – нужна ли стране в карантине мобильная психотерапевтическая служба и поддержка.

«Не думай о зеленой обезьяне…»

— Александр, сегодня тысячи людей закрыты в своих домах и квартирах на карантине и самоизоляции. Это серьезное испытание для психики?

— Не тысячи. А сотни тысяч, если говорить о нашем городе, и 30-35 миллионов, если говорить о всей стране. 90% населения будут сидеть дома, а оставшиеся 10% — оказывать медицинскую помощь и обслуживать критичную инфраструктуру. По крайней мере именно этого добивается от нас власть, глядя на печальный опыт распространения эпидемии коронавируса в странах Европы и теперь Америки. Это правильно, но это одновременно и очень большое испытание для всех.

Сегодня невозможно предсказать временные рамки карантина, но очевидно, что это будет даже не месяц, а может, и не два. Пока для власти на первый план выходят организационные вопросы – подготовка медучреждений, силовое обеспечение карантина, работа коммунальных служб, обеспечение населения продуктами, средствами индивидуальной защиты, решение экономических проблем людей, которые на длительный срок лишены возможности зарабатывать деньги. Но есть еще одна важная сфера, которая, на мой взгляд, сегодня не находится в фокусе внимания, а это очень зря, потому что последствия здесь могут быть достаточно болезненными для населения. Речь идет о психологическом аспекте, связанном с карантином и, соответственно, профессиональной помощью и поддержкой закрытых на карантин людей. Пока это пытается делать, как может, доктор Комаровский. Но это не его специализация, он клиницист, а не психиатр.

— Мне не очень понятно, а какая в этом проблема? Люди получили, образно говоря, дополнительный отпуск, сидят в своей квартире, в окружении любимой семьи. Что здесь может вызывать тревогу?

— Действительно, что сложного — мыть руки и сидеть дома. Вся проблема в том, что люди сидят дома в стрессовой ситуации, каждый час на них вываливают страшные новости, пугающую статистику, видимо, надеясь через страх удерживать людей в самоизоляции. При этом люди четко понимают, что страна, мягко говоря, не готова к борьбе с коронавирусом, несмотря на все оптимистичные доклады чиновников. Ведь все прекрасно знают, каково состояние нашей медицины и экономики. А это тоже не добавляет оптимизма. Людей волнует их будущее финансовое положение, волнует отсутствие средств, они не могут идти на работу, некоторые её вообще лишились. Сложная ситуация в банковской сфере, инфляция — и всё это на фоне непонимания, сколько же на самом деле всё это продлится. Не успели пережить первую волну пандемии, а нас уже готовят ко второй и третьей. Это эмоциональный фон.

А теперь представьте, какое количество у нас тревожных, мнительных людей, сколько и без коронавируса находятся в глубокой депрессии благодаря нашему «триумфальному шествию» в светлое европейское будущее и чудовищному обнищанию населения.

Кроме того, есть категория людей, для которых замкнутое пространство вообще невыносимо с точки зрения индивидуальных особенностей психики, для них карантин – это очень тяжелое испытание. А сколько людей нуждаются в специализированном психиатрическом лечении. И я уже не говорю о тысячах вернувшихся из АТО участников боевых действий, требующих психотерапевтической реабилитации и социальной адаптации. А посмотрите, сколько существует организаций различного толка по борьбе с насилием в семьях. Это огромная проблема и без коронавируса.

Для меня абсолютно очевидно, что количество обострений психосоматических заболеваний вырастет многократно. Никто ведь не отменил на время эпидемии остальные хронические недуги, и эти люди мучаются вопросом: идти к врачу, чтобы лечить свой гастрит или почечную недостаточность? Ведь при этом возникает угроза заражения коронавирусом. И все это усугубляется призывами идти в больницы только в крайне тяжелом состоянии, в которых все столкнутся с недостаточным и к тому же измотанным, уставшим медицинским персоналом.

Люди остаются один на один со своими проблемами, многим даже некому позвонить, чтобы просто выговориться. И это у нас пока щадящий характер карантина, но в перспективе эпидемиологическая ситуация может заставить сделать его жестким по примеру многих европейских стран. На каждом углу только и слышишь, что паника вокруг коронавируса страшней, чем сама болезнь. Извините, а кто нагоняет и разгоняет эту панику? И кто с ней работает?

— И какой из этого следует вывод? К чему вы ведете?

— Чем длительнее и жестче карантин, тем больше должно быть оказано населению психологической помощи. И если у нас огромные проблемы с масками и антисептиками, эффективных протоколов лечения пока нет, а аппараты ИВЛ невозможно закупить в нужном количестве (сегодня все страны за ними гоняются, перехватывая заказы друг у друга), то с психологами и потенциальной системой оказания психологической помощи у нас в стране все более или менее нормально. Просто нужно всех организовать. И не на уровне волонтеров и частных инициатив, а на государственном уровне. Правительство должно продумать уже сейчас достаточно серьезную систему массовой психотерапевтической помощи населению.

Для этого нужно мобилизовать не только психиатров и психотерапевтов, но и ту огромную армию людей, которые как первое или второе образование получили диплом психолога. Таких специалистов за последние 5-10 лет было выпущено огромное количество, по большому счету, все они имеют базовые знания, а значит, могут привлекаться к оказанию первичной психотерапевтической помощи.

Но я включаю телевизор и не вижу бегущих строк с рекламой номеров телефонов такой помощи. Нам показывают сюжеты с болеющими депутатами, а сюжетов о том, где и как можно получить профессиональную психологическую помощь — нет. Благодаря постоянным выборам в стране было создано огромное количество колл-центров. Это оборудование сейчас не задействовано. Также есть ресурс колл-центров торговых компаний, продающих то, что в ближайшие пять месяцев никто покупать не будет.

В колл-центрах должна быть организована системная и круглосуточная работа, поэтому сюда должны быть привлечены психологи на оплачиваемую работу. Это своего рода мобилизация специалистов второй линии обороны, они должны четко отрабатывать свои рабочие часы, а система должна работать без перебоев.

Мы видим на примерах торговых интернет-компаний, что сегодняшние компьютерные программы позволяют четко отслеживать и фиксировать рабочее время на удаленной работе, количество и продолжительность звонков и все прочие параметры, необходимые для учета рабочего времени. Это не является проблемой для организации трудовых отношений, режима работы и её оплаты.

Когда политики в очередной раз советуют людям не нервничать, то это не помощь, а чаще всего – дополнительный раздражитель. Для закрытого в своей квартире человека просто необходима доступная профессиональная психологическая помощь онлайн.

— Если помощь профессиональная, то как можно сформулировать её цель?

— Речь, конечно, не идет о том, что по телефону можно лечить, задачи ставятся совсем другие. На первом этапе нужно просто выслушать человека, дать ему возможность выговориться и получить в ответ грамотную поддержку и нужную информацию. Параллельно — отсеивать пациентов, отбирая тех, кому действительно нужна экстренная и серьезная психиатрическая помощь. Эта категория людей должна попасть на контроль уже не к психологам, а к психотерапевтам.

Кстати говоря, мир уже сталкивался со случаями суицидов даже среди медработников, которые не выдерживают напряжения. Сегодня медики — это настоящие герои. Они прекрасно отдают себе отчет о степени риска их работы в борьбе с вирусом. Люди боятся, но идут и выполняют свой долг. Они на передовой. Когда начались боевые действия на востоке, мы всей страной собирали средства на бронежилеты, одежду, продукты для солдат. Сегодня на медицинском фронте проблема стоит еще более остро. Мы все должны понять, что аппараты ИВЛ сами по себе без медиков никого не лечат. Посмотрите, как поддерживают люди в Китае своих врачей, как каждый вечер вся Испания и Италия аплодирует своим медикам. А мы не можем тех, кто нас спасает, обеспечить даже медицинскими респираторами, потому что их распродали за рубеж, жалеем даже доброго слова, потому что привыкли последние годы только требовать, критиковать и ненавидеть. Нынешняя эпидемия — это действительно испытание на милосердие, человечность, самопожертвование, способность думать о ближних.

Медики знают, что если постоянно советовать человеку: «Не думай о зеленой обезьяне», — то он, наоборот, стараясь не думать, поселит её в своей голове. Так работает система СМИ, она вольно или невольно раздувает в обществе панику и неврозы. Только психолог может грамотно помочь заместить «зеленую обезьяну» в голове человека, например, на «розового слона», превратить страхи в силу.

Беседовал Виталий Теплов

Газета ГОРОЖАНИН

04.04.2020