ГАЗЕТА.dp.ua

Субъективно о Днепропетровске:

новости, аналитика, скандалы

Погода
Погода в Днепре

влажность:

давление:

ветер:

Экономия на лечении людей. Так незамысловато объясняется суть стартовавшего 1 апреля второго этапа медреформы



Руководители Национальной службы здоровья Украины ответили на вопросы «Горожанина» в ходе заочного всеукраинского брифинга. Ответы неубедительные…

Более 1600 договоров

С 1 апреля вопреки здравому смыслу и эпидемии коронавируса в Украине стартовал второй этап медицинской реформы, затрагивающей на этот раз вторичный уровень медицины. Теперь больничные стационары и врачей узкой специализации (например кардиологов или пульманологов) финансируют не через медицинскую субвенцию из госбюджета. А оплачивается лечение больных из того же госбюджета через Национальную службу здоровья Украины (НСЗУ) по принципу «деньги идут за пациентом» на основании утвержденных «прайсов» стоимости лечения той или иной болезни. В оплачиваемый перечень попали не все заболевания, но все основные в нем есть.

У медиков, которых в апреле массово отправили до конца эпидемии в отпуск за свой счет, уже появилась обращенная к пациентам грустная шутка: «Заходя в кабинет к доктору, посторонитесь и пропустите деньги вперед».

А о чем грустят врачи? Дело в том, что из-за пандемии коронавируса больницам категорически запретили проводить плановые операции, процедуры и вообще вести прием пациентов, если у них не коронавирус, а банальная язва желудка или болезни сердечно-сосудистой системы. Разрешено оперировать только ургентных (требующих незамедлительной помощи) больных. А это значит, что с 1 апреля и до конца эпидемии зарабатывать деньги медучреждения не смогут при всём своём желании. Если пациенту приходить запрещено, то и деньги за собой они в медучреждение не приведут. А какую зарплату при этом получат медики?

Логично и правильно было бы отсрочить старт второго этапа реформы в такой непростой для Украины, как и для всего мира, период. Об этом говорил продержавшийся на своем посту менее месяца экс-министр здравоохранения Емец. Об этом же месяц назад говорил с трибуны Верховной Рады президент Зеленский. Тем не менее реформа все же стартовала.

И об этом на заочном виртуальном брифинге два дня назад воодушевленно рассказали представители НСЗУ.

Экономия на здравоохранении

Эту реформу задумали еще при президенте Януковиче, причем рабочая группа в Администрации Президента разрабатывала схему реформирования под управлением экспертов Мирового банка. Реально реформа стартанула для первичного уровня здравоохранения при президенте Порошенко и министре здравоохранения Супрун. И вот сегодня новая власть при президенте Зеленском продолжает дело Януковича и Порошенко. Суть реформы очень проста. Она не нацелена на то, чтобы обеспечить больницы современным медоборудованием, врачей — достойной зарплатой, а пациентов – качественным лечением. Задача совсем другая — меньше бюджетных денег тратить на медицину и здоровье населения.

Система, при которой из госбюджета оплачивается именно лечение больного, создает для больниц две угрозы. Если пациентов с «дорогостоящими» болезнями им не хватит, то больницы будут закрываться или же глобально сокращать медперсонал. Или если больница не имеет современного оснащения, то затратная часть лечения будет значительно выше, чем компенсация по прайсу. И это опять же приведет к сокращению затрат, а значит к сокращению персонала. Однако в НСЗУ делают вид, что не понимают суть проблемы.

— Наша цель – значительно увеличить уровень помощи по болезням, от которых наиболее сильно страдают украинцы, уменьшить уровень смертности от инфарктов, обеспечить каждого преждевременно родившегося ребенка шансом на жизнь, дать каждой семье уверенность в безопасных родах, а также увеличить уровень выявления онкологических заболеваний, — зачитала на телебрифинге для журналистов приготовленный текст председатель НСЗУ Оксана Мовчан. – На этой неделе НСЗУ подписала договоры более чем с 1600 украинских больниц.

Вообще, больничных учреждений в стране — примерно 1800 (не считая отдельные районы Донбасса и Крым). Значит, порядка 1,5 тысяч сельских больниц из новой системы уже вылетели напрочь. По словам главы НСЗУ, еще 22 медучреждения ожидают подписания договора. Из этих 22 больниц 6 — коммунальные, а остальные – частные.

Но фактическое сокращение медучреждений НСЗУ не расстраивает. Для них главное — употреблять для демонстрации оптимизма побольше умных и красивых терминов.

— С 1 апреля для пациентов появляется «маршрут-направление», которое должно нормализовать работу врача. Сейчас пациент получает не надежду, что его вылечат, а уверенность в этом. Для врача стартуют медицинские записи. Это очень важный управленческий инструмент. Мы очень серьезно к этому относимся. Врачи смогут отойти от бумажной работы, будут видеть полную информацию по пациенту. Ну, и, конечно же, изменится принцип финансирования, — рассказывает Мовчан. – Мы начали сравнивать две диспропорции, которые существовали в стране на протяжении долгих лет. К примеру, на лечение инфарктов и инсультов выделялось 1,5 миллиарда гривен в год. В то время как на стоматологическую помощь, которая уже давно не является бесплатной, выделяли более миллиарда. Мы изменили систему финансирования.

Изменения заключаются в том, что в МОЗ решили, лечение каких конкретно болезней будет для пациентов бесплатным. Их и будет оплачивать бюджет. Речь идет об инфарктах, инсультах, ранней диагностике рака, родах, неонатальной помощи, а также эндоскопических обследованиях.

Причем оплачивать все это будут только тем медучреждениям, с которыми НСЗУ заключило договор. А заключены договоры только с теми больницами, которые соответствуют критериям НСЗУ.

— Нам часто говорят о неравных условиях. Мол, дайте больнице деньги, и она сможет расширять перечень предоставляемых услуг. Наш ответ на это такой: когда швея открывает мастерскую, ей не платят год просто так, пока она не накопит нужную сумму денег. Ее станок – это инвестиция, и ей платят только за работу. Оборудование в больнице – это инвестиция собственника. И больницы оказались в разных условиях именно из-за политики своих собственников. И исправить это можно, — уверена Мовчан.

Собственниками коммунальных медучреждений являются местные органы власти – городские, областные и районные советы. Минздрав не может подсказать депрессивным районам и городам, где им взять деньги на оборудование больниц. Хотя в завершение выступления глава НСЗУ акцентировала внимание на том, что больницы будут получать деньги только за лечение пациентов. Для ремонтов, покупки оборудования и прочего есть местные бюджеты, а также другие источники дохода.

«Другие источники дохода» — красивая издёвка. Что имеется в виду? Сдавать в аренду больничный подвал для розлива водки – «паленки»? Или засеять больничный двор плантациями конопли? Какие источники дополнительного заработка может найти обыкновенная районная больница, чтобы покрыть издержки на содержание дорогостоящего лечения людей?

Далее в ходе брифинга директор департамента договорной работы НСЗУ Андрей Виленский поблагодарил больницы, с которыми были подписаны договоры, за хорошую работу, а также сообщил, что рекордсменом по заключенным договорам стала Днепропетровская область.

Расчетная сумма, которую запланировано выделить на лечение пациентов в нашем регионе в текущем году, составляет 3,8 миллиарда гривен. Всего же на реализацию программы медицинских гарантий в 2020 году в госбюджете запланировано 72 миллиарда гривен. Это при том, что потребности медицинской отрасли в три раза выше. К тому же отдельного и очень большого финансирования требует сегодня борьба с эпидемией.

Готовились, но не доготовились…

После того как руководители НСЗУ закончили свои оптимистические рассказы, они ответили на вопросы журналистов. Первый касался финансирования мероприятий по противодействию коронавирусу.

— Правительство выделило дополнительные деньги на лечение пациентов с коронавирусом. НСЗУ предоставила свои предложения относительно отдельного финансирования лечения коронавируса, и они уже рассматриваются, — говорит Мовчан. – Есть перечень больниц, которые будут принимать пациентов с коронавирусом. Есть план мероприятий.

Кстати говоря, если бы реформа, как и было ранее запланировано, началась не с 1 апреля, а с 1 января, то Украина пришла бы к эпидемии практически вообще без инфекционных больниц и инфекционных отделений. Содержать их для больниц экономически невыгодно – затраты большие, а компенсация маленькая. Собственно говоря, одна из причин огромной смертности от СОVID-19 в Италии и Испании – такая же резкая нехватка инфекционных коек. Инфицированных больных там свозили в обычные отделения терапии. Украинские инфекционные больницы из второго этапа медреформы временно вывели, они будут финансироваться, как и прежде, напрямую. Но что будет с ними, когда эпидемия закончится? А что будет через год-два, когда придет срок новой эпидемии? Инфекционные койки дорогие в содержании и неприбыльные для больницы. Разве что инфекционистам придется самим ходить по улицам и заражать народ какой-то гадостью, чтобы обеспечить хотя б минимальную заполняемость своих отделений. Это шутка, конечно, но весьма грустная.

— Инфекционные больницы подали документы, и с ними были заключены договоры. Что касается инфекционных больниц, которые сейчас предоставляют медицинскую помощь, то есть планы и будем проговаривать вопрос, — ответил представитель НСЗУ.

Иными словами, только что стартовавшую медреформу нужно на ходу переписывать. И по очень многим параметрам – например, по финансированию работы патологоанатомов. Они есть, и они нужны, но авторы медреформы просто забыли об этой врачебной специальности.

— По патологоанатомам… Мы знаем, что этот вопрос есть. Сейчас, по нашей информации, МОЗ разрабатывает дополнительный порядок финансирования работы этих специалистов. Будут какие-то субвенции, — сказал Виленский.

На очень многие вопросы НСЗУ и Минздрав даже после старта реформы продолжает именно так и отвечать «начали разрабатывать» или «что-то будет».

Следующий вопрос касался закрытия туберкулезных диспансеров.

— По телевидению появляется информация о закрытии туберкулезных диспансеров. Скорее всего, эта информация звучит от представителей тех учреждений, которые не смогли своевременно реорганизоваться и оптимизировать свои внутренние процессы. Делается это, чтобы манипулировать мнением украинцев. А вообще, информация не соответствует действительности. Туберкулезные больницы остались по всей Украине. В том объеме, в котором нужно украинцам, — ответила Мовчан.

А в каком объеме украинцам нужно лечение туберкулеза в стационарах? Сложно сказать, но сегодня от туберкулеза ежедневно умирают 8-10 граждан страны. Больше, чем от коронавируса. И туберкулез – это инфекционное заболевание. В Днепропетровской области два туберкулезных отделения уже закрыли как нерентабельные, теперь мы ждем их бывших пациентов – разносчиков инфекции на улицах городов и сел.

На вопрос о том, будет ли НСЗУ финансировать лечение пациентов, у которых не подписана декларация с семейным врачом, Виленский ответил следующее:

— Вся помощь для пациентов будет бесплатной.

Это как понять? А кто, если не семейный врач, выпишет больному направление к узкому специалисту или в стационар?

Утром деньги, вечером стулья

«Горожанин» поинтересовался у руководителей НСЗУ, как будут финансироваться медучреждения в условиях карантина, когда им запрещено проводить плановые операции.

— Со следующего месяца медучреждения будут получать деньги из бюджета. Мы будем направлять в больницы тот объем денег, который они имели исторически, — ответил Виленский. – Отдельно расходы по лечению оплачивать не будем.

Расшифровывается этот ответ, наверное, так: в апреле финансирование будет по старой дореформаторской схеме из-за форс-мажора. Зачем же нужно было назначать на 1 апреля старт реформы? Что это за глупость или беспечность?

Еще один вопрос «Горожанина» касался обеспечения больниц необходимыми для лечения пациентов медикаментами в необходимом объеме, для чего медучреждение должно иметь немалую сумму оборотных средств, которых у него нет. Ведь НСЗУ оплачивает больнице деньги после того, как пациент будет пролечен, а чтобы вылечить больного, нужны медикаменты, и зачастую очень дорогостоящие. Откуда больницы возьмут деньги для их приобретения?

— Тарифы на медицинскую услугу рассчитывались таким образом, что они включали в себя и стоимость медикаментов. Одна часть медикаментов закупается напрямую МОЗ, — очень коротко ответил Виленский.

А что делать со второй частью необходимых расходов, представители НСЗУ не ответили. На практике это будет означать, что у больниц опять не будет средств даже на вату и бинты, не говоря уже об обслуживании дорогостоящей медтехники и закупки расходных материалов к ней, а пациенты, как и прежде, будут докупать медикаменты для своего лечения самостоятельно.

Физиотерапия финансироваться НСЗУ не будет. Скорее всего, из-за этого физиотерапевтические отделения в некоторых больницах закроются, хотя эти медицинские услуги востребованы населением. К примеру, в нашей 9-й горбольнице Днепра сегодня за физиотерапевтическими процедурами стоит очередь.

…И о тарифах

По поводу формирования тарифов на медицинскую услугу представители НСЗУ рассказали следующее:

— Разницы в тарифах не будет. И в Киевской области, и в Днепропетровской, и во Львовской лечение инфаркта или какая-то другая услуга будут стоить одинаково. У нас есть общий бюджет, и мы его распределяли по разным сферам. Потом общались со специалистами. Когда тарифы были разработаны, утверждали их, — ответила Мовчан.

У специалистов НСЗУ есть понимание, что лечение одного и того же заболевания может обходиться в существенно разные суммы? Ведь тот же инсульт может быть легким, и тогда выделенных на его лечение 20 тысяч гривен теоретически может хватить. А если инсульт обширный и сложный, на него потребуется в два-три раза больше средств. Но доплачивать за лечение более дорогих случаев в Нацслужбе не планируют.

— Тариф на лечение инсультов и инфарктов рассчитывался таким образом, чтобы покрыть все затраты. Понятно, что инфаркты могут быть разными. На один случай уйдет меньше денег, на другой – больше. Так вот тариф рассчитан таким образом, что учитывает и легкие, и тяжелые случаи. В среднем денег будет достаточно. Если больница потратит меньше денег, то все равно получит деньги по утвержденному тарифу, — сказал Виленский.

Соответственно, если больница потратит на лечение пациента умноженный на пять тариф, то получит меньше денег. Давайте скажем прямо: лечить тяжелый случай инсульта или инфаркта, тяжелую онкологию и роды с существенными осложнениями, как и прежде, больницы будут за деньги пациентов. Или отказываться от тяжелых пациентов, перенаправляя их в соседние медучреждения.

И самое главное – в тарифы не заложено существенное повышение зарплаты медиков. Более того, при таком хозяйственно-финансовом механизме работникам больниц будут постоянно недоплачивать. В этом и есть подлинная суть реформаторов – экономить на здравоохранении и здоровье людей.

Вместо эпилога хочется всё же задать вопрос, который на брифинге не прозвучал. Почему бы перед стартом второго этапа медреформы было не «потренироваться на кошечках»? Взять сотню разных больниц по всей стране – больших и маленьких, сельских и городских, многопрофильных и на 2-3 отделения. Перевести их хотя бы на один полный финансовый год на новую схему финансирования. И посмотреть на результаты хозяйственно-финансовой и лечебной работы. Увидеть дыры и пробелы в реформе, подкорректировать её и только потом запускать на всю страну.

Во-времена Януковича реформу «первички» протестировали на пилотных регионах, в том числе на Днепропетровщине. Увидели, например, что полное уничтожение медицинской специализации «педиатр» (замена на универсального семейного врача) – это крайне опасная затея. Но во времена Супрун так и не решились дотошно проанализировать итоги эксперимента в пилотных регионах, просто запустили первый этап медреформы. А при череде нынешних министров, чьи фамилии уже даже не хочется запоминать, решили приступить к слому действующей модели здравоохранения вообще не заморачиваясь над вопросом о том, к чему это всё приведет.

Ольга Фоменко

Газета ГОРОЖАНИН

08.04.2020