ГАЗЕТА.dp.ua

Субъективно о Днепропетровске:

новости, аналитика, скандалы

Погода
Погода в Днепре

влажность:

давление:

ветер:

АРХИТЕКТОРЫ НА МАНЕЖЕ ЦИРКА

25.10.2008


На многих сувенирных открытках с «видами Днепропетровска» несколько десятилетий подряд неизменно красуются здания горисполкома, цирка, Дома книги, летнего театра в парке Шевченко - все это было построено по проектам Заслуженного архитектора Украины Павла Ниринберга.
Строения архитектора долгое время были брэндами, как теперь говорят, а по существу определяли лицо города. Даже сейчас, спустя десятилетия, его детища не потерялись на фоне современной городской застройки.
Днепропетровская областная организация Национального Союза архитекторов предложила учредить архитектурную премию имени Павла Ниринберга. Её лауреаты станут основателями элитного творческого клуба его имени.
А «Горожанин» решил рассказать горожанам о том, почему днепропетровским архитекторам завидовали москвичи и кем был для нашего города архитектор Ниринберг.

Сон в руку


Днепропетровск 60-х. Он уже тогда стоял особняком от других городов Союза. Областной индустриальный центр быстро набирал темпы гражданского и промышленного строительства. А потому остро нуждался в хороших специалистах в области градостроительства.
Отцы города не скупились и делали все, чтобы «заманить» талантливых архитекторов и конструкторов. Они съезжались отовсюду - как молодые, так и опытные. К примеру, Владимиру Веснину, позже ставшему автором уникального проекта речпорта, ордер на квартиру вручили прямо в аэропорту, куда он прилетел из Свердловска. Молодая чета Ниренбергов сначала поселилась в элитном общежитии для аспирантов и уже через год в своей собственной квартире.
Но самое главное - здесь, в Днепропетровске, предоставлялась возможность строить по индивидуальным проектам и, что немаловажно для людей творческих, на конкурсной основе.
Имена Яшунского, Супонина, Халявского, Зубарева, Чмона, Веснина сегодня хорошо известны. Из мощной когорты архитекторов особенно выделялся Павел Ниринберг. Именно благодаря ему Днепропетровск начал бытность архитектурной столицы Украины.
Расскажу лишь некоторых о малоизвестных фактах из творческой жизни архитектора Ниринберга.
18-этажному жилому дому с книжным магазином по ул. Дзержинского - уже за 30. Это одно из первых зданий архитектора Ниринберга.
Специалисты сразу отмечают – «хорошо посажен». Высотная композиция дома задумана как архитектурная доминанта, которая обозначает вершину холма. В лаконично прямых линиях Дома книги, как его называют горожане, отражается эпоха. «Высотка» собрана из скупого набора панелей определенных серий. При этом добиться хорошей планировки квартир было очень сложно. Рассказывают, что Павел столько думал над этой задачей, что однажды она ему просто приснилась.
И все же здание спроектировано настолько искусно, что и спустя три десятилетия не потеряло своей привлекательности.

На манеже - архитекторы


Заметную роль в архитектурном облике города играет здание цирка. И спустя 28 лет его называют уникальным и по форме, и по содержанию.
В день открытия, а было это 24 декабря 1980 года, городская газета писала: «Вечером, когда цирк зажигает огни, шатер, как в фокусе иллюзиониста, превращается в огнедышащий вулкан с опаленными краями. Световые и шумовые эффекты выполнены в стиле настоящего циркового представления. И нет смысла писать на цирке «ЦИРК», само здание играет роль цирковой афиши».
Архитектор Анатолий Ежов, который долгое время работал вместе с Ниринбергом, рассказал нам о том, что осталось «за проектом»:
- О том, как создавался цирк, - говорит он, - можно написать увлекательную книгу. На манеж выходили… архитекторы, правда, не во время цирковых представлений. Мы встречались с известными артистами - клоуном Никулиным, дрессировщицей хищников Бугримовой, с Зариповым, известным своей джигитовкой. Мы расспрашивали до мельчайших подробностей, как сделать арену удобной и безопасной для людей и животных. А некоторые секреты Кио-старшего, Эмиля, закладывались уже на этапе проектов. Он открывал нам тайны своих фокусов, и нас обязывали подписывать «бумаги о неразглашении»…
Как родилась идея цирка в виде шатра? Возможно, подсказала исповедь старого трубача. А он поведал такую историю. Обычно в куполообразных цирках звук вместо того, чтобы идти к зрителям в зал, возвращается обратно на арену, артисту в уши. Барабанные перепонки от этого сильно страдали, и музыкант терял слух. А купол цирка в виде шапито создал прекрасную акустику для всех зрителей и разрешил многие другие проблемы. Шатровое покрытие, выполнено из сборных железобетонных элементов – такого решения не было нигде в Союзе.

Вдохновила картошка


Павел Ниринберг был влюблен в свою профессию и, особенно в ее творческую составляющую. Он даже для родных казался «не от мира сего».
- Мне было 10 лет, - вспоминает старшая дочь Татьяна.- Хорошо помню, как мы сидели за завтраком и папа ел свою любимую жареную картошку. Мы с мамой заметили, что на большой плоской тарелке он задумчиво раскладывал вилкой какой-то непонятный узор. И мама спросила его: «В чем дело, почему не ешь?» Позже мы поняли, что происходило с ним в тот момент. Из картошки «соломкой» он выкладывал планировку будущего жилмассива Победа, удостоенного впоследствии Государственной премии СССР.
Архитектор Николай Андрущенко, лауреат Государственной премии Украины рассказывает:
- Самым ярким, запоминающимся образом жилмассива Победа стали балконные ограждения в виде парусов. Чтобы жильцы не обезобразили фасад самодельным застеклением, Ниринберг расположил ограждения лоджий под определенным углом. Но «умельцы» преодолели и эту преграду. Архитектурный образ оказался настолько удачным, что его начали повсеместно тиражировать. Автору это не нравилось, и Сергей Зубарев, тогда главной архитектор города, волевым порядком запретил использовать этот прием в других жилых районах.
- То, что происходило здесь, в Днепропетровске, в 70-80 годы прошлого столетия, - вспоминает председатель областного Союза архитекторов Андрей Шковыра, - вызывало зависть и у киевлян, и у ленинградцев и даже москвичей. В нашем городе проводились всесоюзные совещания по обмену опытом, различные встречи и конкурсы. Именно днепропетровские архитекторы первыми затеяли высотное строительство, рискуя и репутацией, и даже судьбой.
О «небоскребах» на Победе, построенных методом скользящей опалубки, говорила вся страна, писали на первых полосах газет «Правда» и «Известия». Это тоже были проекты Павла Ниринберга.

Подковы – до лампочки


Надо признать, что творческие инициативы днепропетровских архитекторов не всем были по душе. И отказать старались порой на самом высоком уровне и под разными надуманными предлогами. Виктор Григорьевич Бойко (первый секретарь Днепропетровского обкома партии с 1983 по 1987 год) вспомнил такой эпизод:
- Как-то на повестку дня Госстроя СССР поставили серьезный вопрос: обсуждение генерального плана Днепропетровска. Со всего Союза, а такое бывало нечасто, пригласили руководителей проектных мастерских городов-«миллионников» послушать днепропетровцев. И мы решились на смелый шаг: показать архитектурную новинку - дома-подковы, которые собирались возводить на берегу Днепра. Проект нам очень нравился, и мы полагали, что его поддержат на самом высоком уровне.
И вот во время обсуждения на глазах у присутствующих главный архитектор страны, не будем называть его имени, эбонитовой указкой (тогда такие в моде были у высокого начальства) стал так рьяно отковыривать макеты домиков от планшета, что те, словно пробки от шампанского, шумно взлетали в потолок. При этом высокий чиновник категорично заявил: «Мы не можем поселить людей так, что бы они с биноклем друг к другу в окна заглядывали…»

Ручаюсь жизнью


Архитектурные сооружения, если они представляют собой шедевры или эпоху, должны жить, независимо от их возраста, той жизнью, к которой предназначались изначально. Печально глядеть на пустеющий Кинолекторий (одно только название говорит о прошлой эпохе), расположенный в парке имени Шевченко. Павел Ниринберг называл его своим любимым детищем.
Деревья, прорастающие сквозь металлическое покрытие, по идее зодчего, говорят о незримой связи живого и искусственного. Кстати, чтобы улучшить акустику, архитектор придумал крышу необычной подвесной конструкции. У городских властей даже сомнения возникли: а выдержит ли она напора дождя и ветра? Для этого полости металлических емкостей решили до краев заполнить водой, чтобы дать нагрузку максимальную. Сам же архитектор не со стороны наблюдал за всем этим, а смело ступил под крышу, как когда-то конструкторы мостов становились под опорами при прохождении первого груженого «товарняка». Этот его жест был настолько убедительным аргументом - дескать, надежно, ручаюсь жизнью, - что вопросов больше не возникало. Правда это или легенда, похожая на правду, не знаю. Но Ниринберг был человеком во многом непредсказуемым и, допускаю, что это вполне могло произойти.
Многие днепропетровцы помнят, как в только что открытом летнем театре проходил Всесоюзный фестиваль советской песни. Вел его Александр Масляков. Передача из парка Шевченко, понятное дело в записи, транслировалась на всю огромную страну. Недавно в одном из интервью Тамара Гвердцители призналась, что победить в этом конкурсе ей, молодой певице, помогла прекрасная акустика летнего зала. К сожалению, уходит в Лету традиция давать концерты для горожан под сводами летнего театра парка Шевченко.

Эпоха прошла?


Как известно, современная архитектура интернациональна. И Павел Ниринберг это доказал своей судьбой и творческой деятельностью. В начале 90-х он принял участие в Международном конкурсе на проект советского павильона на выставке «Экспо» в Севильи (Испания). И был удостоен второй премии.
Старшая дочь Татьяна живет и работает в Берлине. Она обучает немецких студентов архитектурным азам по учебнику, написанному ее отцом в соавторстве с ведущими преподавателями тогда еще Днепропетровского инженерно-строительного института.
Сегодня по-разному оценивают отъезд архитектора в Америку. Одни сожалеют, что потеряли в нем наставника, учителя, Мастера. Другие - достойного соперника, который высоко держал профессиональную планку и был авторитетом и совестью архитектурного цеха Днепропетровска.
Павел Ниринберг не прерывал связи с Украиной. Он ностальгировал по друзьям, коллегам и работе, завидовал современным возможностям в финансировании, технологиях, отсутствии совковых нормативов и запретов.
Его довольно часто посещали днепропетровские коллеги. Встречи и дискуссии послужили поводом к написанию открытого письма в Днепропетровск, в котором Павел Ниринберг изложил свое видение архитектурного развития города.
И если мы вспоминаем сегодня о Павле Рафаиловиче Ниринберге, о том, что он заложил в нас и какой след оставил в архитектурной жизни, значит, мы говорим и о себе, о своем отношении к городу.
Его не стало 5 августа нынешнего года…

Игорь Родионов

Досье:
Павел Рафаилович Ниринберг. Член Союза архитекторов СССР. Лауреат Государственной премии СССР. Заслуженный архитектор Украины. Почетный член Украинской академии архитектуры. Член комитета по присуждению Государственной премии Украины в области архитектуры (до отъезда в США в 1998).