ГАЗЕТА.dp.ua

Субъективно о Днепропетровске:

новости, аналитика, скандалы

Погода
Погода в Днепре

влажность:

давление:

ветер:

Батюшка и НАТО

01.06.2009

 

29 мая отмечается Международный день миротворца. О недавней миссии наших солдат на Балканах нам рассказал капеллан батальона - протоиерей Игорь Осадовский.

С октября 2008-го по апрель 2009 года в составе международного миротворческого контингента в Косово несли службу бойцы 25 отдельной бригады ВДВ Украины, расквартированной в нашей области. Украинских военнослужащих сопровождал войсковой священник. В мирное время отец Игорь – настоятель «милицейского» храма св. Георгия Победоносца при УМВД области.

- Как вы попали в горячую точку, отец Игорь?

- В Украине, где сохраняется отделение церкви от государства, капелланская служба не сформирована, поскольку военнослужащий не может быть священником, а священник может заходить в военные части только на правах гостя. Но по стандартам Североатлантического Альянса, наличие в воинской части капеллана является одним из обязательных условий участия в миротворческой миссии. Поэтому по благословению нашего Митрополита Иринея мне было поручено сопровождать наш воинский контингент. Моя служба - работа с личным составом началась еще за три месяца до отправки, во время подготовки десантников к этой ответственной службе.
Для сравнения, в войсках западных держав церковь тоже отделена от государства, но капелланы там являются штатными офицерами в чине не ниже майора, получают жалование, носят форму, имеют право отдавать приказы солдатам.

- В составе контингента были солдаты других вероисповеданий?

- Да, но у нас не было трений на религиозной основе. Греко-католики с западной Украины посещали наши богослужения и молились вместе с нами. И даже мусульманин-татарин часто приходил в церковь и предлагал свою помощь по хозяйству.

- Как складывались отношения наших миротворцев, прибывших под флагом НАТО, с населением Косово?

- Мы прибыли в довольно сложное время. Дело в том, что год назад в стычке с сербскими экстремистами погиб наш миротворец, и отношения были настороженными. Чтобы их растопить, мы решили освятить лагерь украинского подразделения ООН совместно с духовенством сербской православной церкви, я встретился с Рашско-Призренским епископом Артемием, испрашивая его благословения.
Владыка Артемий – человек, настроенный очень радикально, резкий противник независимости Косово. Я был первым священником УПЦ, которого он принял в составе делегации миротворцев KFOR, и мы достигли согласия. Наши военнослужащие были допущены к святыням древних сербских монастырей, которых очень много в Косово. Наша миссия совместно с военнослужащими KFOR оказывала благотворительную помощь ряду нуждающихся приходов Сербской Православной Церкви, провели экскурсию по историческим местам для сербских детей.

Вообще конфликтов в Косово сейчас нет, край демилитаризируется, там стоят многочисленные миротворческие подразделения – 16 000 американцев на базе Бондстил, плюс войска стран НАТО. И при каждом подразделении есть службы, отвечающие за профилактику - за то, чтобы никаких ЧП в крае не было. Были выезды на разминирование, были демонстрации, но открытых беспорядков уже нет. Миротворцы выполняют свое дело хорошо. Вообще я не сторонник антинатовской пропаганды, активно ведущейся у нас от лица анонимной «православной общественности». Там, на месте, у нас было много случаев убедиться в ее необъективности. Хотя даже мне приходили письма из Украины с обвинениями в том, что я продался американскому империализму.

- Но ведь после таких конфликтов у большинства населения все равно остается «дедушкин пулемет на огороде»…

- Да, ведь это горцы, у них оружие – это святое. Но зато там машины и дома на ночь не закрывают, и во многих отношениях на улицах спокойней, чем у нас. Дело в том, что косовский конфликт был в свое время спровоцирован и искусственно раздувался из-за столкновения трех великодержавных амбиций – великой Албании, великой Турции и великой Сербии. Сейчас Турция и Албания уже приняты в НАТО и по уставу этой организации уже не могут иметь каких-либо территориальных претензий.

- Какова сейчас численность сербов и албанцев в крае?

- Сербов осталось только 2%, был очень большой исход. Сейчас он прекратился, и тем, кто остался в Косово, Сербия выплачивает специальную дотацию. Вытеснение сербов из края началось еще в 1389 году, после его завоевания Османской империей. И если посмотреть на старые кладбища как на перепись населения минувших лет, то большинство этих кладбищ - албанские. Хотя Косово и Метохия - это историческая колыбель Сербии, там остались все сербские святыни – такие, как Печ Патриарша, монастырь Высоки Дечаны. Но после включения края в состав Югославского королевства после первой Мировой войны и тем более в составе коммунистической СФРЮ не было сделано ничего, чтобы возродить православный сербский дух.

- В каком положении сейчас находится Православная церковь?

- Быть православным священником в Косово – это подвиг. В Высоких Дечанах монахи жаловались, что им страшно выходить за ворота. В 2004 году был случай, когда террористы-албанцы сожгли монастырь Святых Архангелов и убили монаха. Сербские священники, живущие при своих храмах, остаются заложниками политического конфликта, в котором пытаются использовать и Церковь. На каждой церкви к кресту примотан сербский флаг.

- Вы не замечали среди мусульман-албанцев радикальных настроений, идей джихада?

- Дело в том, что там такие же мусульмане, как наши «пасхальные православные», приходящие в церковь раз в год. Да, в каждом албанском селении стоит мечеть. Но я общался со священнослужителями, они тоже жалуются на то, что в мечети ходят одни старики, как и в церкви. Меня впечатлил город Урошевац, по-албански Феризай, где церковь и мечеть стоят рядом. И я жалею, что у нас тогда не было возможности остановиться и пообщаться с местными жителями.

- На наш контингент в Ираке звучали жалобы о его низкой боеспособности и дисциплине. Вам не приходилось сталкиваться с такими проблемами?

- Все-таки десантники – это хорошо подготовленные военные особого рода, которые в шутку определяют свою задачу «упасть на землю и не разбиться». Морские пехотинцы из Евпатории, которые нас сменили, - это тоже сильное подразделение. Так что, думаю, в Косово на Украинских миротворцев нареканий не будет.

газета ГОРОЖАНИН, беседовал Григорий Глоба