ГАЗЕТА.dp.ua

Субъективно о Днепропетровске:

новости, аналитика, скандалы

Погода
Погода в Днепре

влажность:

давление:

ветер:

Отходы Днепропетровска убивают Самару

11.05.2012

История с торжественно открытой, но не работающей насосной станцией на территории мясокомбината так пока и заглохла (читай: Фальшивка: «потемкинская экология» в Днепропетровске ). Никого, кроме журналистов «Горожанина» и жителей массива Южный, она не заинтересовала. У начальства, видать, ежедневные праздники и «открытия», об экологии думать некогда.  

Несмотря на настойчивые требования жителей, ни городская, ни областная власть не выехала на место экологического преступления с проверкой. Собирался было поехать первый вице-мэр Крупский, но потом передумал. Профильный вице-мэр по экологии Цыркин старательно обходит все острые проблемы. Поэтому руководитель инициативной группы жителей Южного Сергей Петухов пробился на прием к вице-губернатору Задорожному, передал ему лично в руки видеозаписи, доказывающие факт незаконного сброса в Самару канализационных стоков. Вице-губернатор тоже не отреагировал - видать, изучает материалы. А пообщаться на видеоконференции с представителем Минэкологии Петухову строго-настрого запретили сотрудники ОГА.

- Думаю, в министерстве очень удивились бы, узнав о катастрофическом состоянии нашей окружающей среды. Ведь в официальных отчетах звучит лишь благостная информация, потому-то мне и запретили выступать, - говорит Петухов.

Однако очистные на мясокомбинате оказались лишь звеном цепочки преступлений, которые совершаются должностными лицами региона в отношении многострадальной Самары. Я добралась до последнего звена этой цепи – левоборежных очистных сооружений города. Там картина оказалась еще страшней.

24 года обещаний

Жители улицы Байкальской пытаются обратить внимание власти на проблемы экологии - вдумайтесь только - с 88-го года! Здесь труба аварийного сброса очистных сооружений льет вонючую жижу в Крынку – так местные жители назвали залив реки Самара – круглосуточно! И, естественно, без какой-либо очистки.

И если днем (стесняются что ли коммунальщики гадить при солнечном свете?) в реку идут визуально чистые, но очень дурно пахнущие стоки, оставляющие на поверхности реки жирную темную пленку, то ночью залив превращается в канализацию: на поверхности плавают фекалии. А часов этак с 9 утра фекалии смывают идущие с аварийного сброса более или менее очищенные стоки. Чтобы застать картину во всей красе, пришлось приехать на Байкальскую рано утром. Вокруг сразу собрались жители улицы и члены садового товарищества «Степовик». Носы никто не затыкал: людей к запаху дерьма здесь приучают два десятилетия.

- Мы скоро будем в статус поселка переходить. Как, скажите, нам быть с таким заливом? – спрашивает один из старожилов Владимир Яковлевич. - Обращались в областное управление экологии. Приезжал их представитель, но не к нам пошел, а на очистные. Смотрим - а сбросы-то перестали идти! А потом уже к нам идет и говорит: мол, чего вы жалуетесь? Труба пустая! Дураков из нас делают.

Жалуются на сбросы и жители поселка Шевченко, где в Самару выходит основная труба левобережных очистных. Там на поверхности растекается ядовито-зеленого цвета пятно, а вода возле берега пенится.

- Бурлит вода, видите? - говорит местный житель Василий, указывая на центр реки. - Там как раз и выходит труба очистных. Я давно уже рыбку не ловлю - отравился как-то.

- Это кошмар, здесь очень часто фекалии в реке плавают, - поддерживает Василия молодой парень Ярослав. - Представляете, сетку зеленого цвета в воду опускаешь, а достаешь – она белого цвета! Выедает краску за полчаса!

Страдают от неочищенных сбросов и в садовом товариществе «Мрия». Там в воду, вообще минуя очистные сооружения, сбрасывает промышленные стоки завод керамической плитки.

- Насколько мы знаем, они с нашим руководством договор заключили. Чтобы мы им разрешили трубу в реку проложить, а они нам за это полив организуют. Ну и зачем нам такой полив, спрашивается, когда вода начиная с весны и до осени дурнопахнущая, бурого цвета? - говорят члены товарищества. – Вот сегодня - нормально, не цветная вода идет, значит, завод сегодня не работает. 

- Мы к директору предприятия ходили. Он говорит, мол, у него есть очистные и есть разрешение на спецводопользование. Так почему вода тогда грязная идет? – добавляет жительница Лариса Михайловна. - А милицию сколько раз мы вызывали - не сосчитать! Составят акт и уедут. И все, тишь и благодать.

В конце улицы Байкальской, возле железной дороги, течет ручеек Богородицкий. Славился он тем, что здесь бьют чистые источники. А до 80-х ручей облюбовывали утки. Сейчас ручей покрылся химической пленкой, запах - до одури резкий, вызывающий кашель. В ручей выходит еще одна труба.

- Это труба завода железобетонных изделий, - говорит глава инициативной группы жителей Байкальской Екатерина Ивницкая. - Завод напрямую, без очистки сбрасывает сюда свои стоки. Сюда течет красная, синяя, белая краска и что-то пенящееся, похожее на мыло. Самый пик – с октября. Видимо, когда людей уже мало, они производство на полную заводят. Раньше, когда при заводе был свинарник, к нам шли еще и свиные фекалии. Запах стоял ужасный.

На проверку сюда как-то приезжали специалисты Горводоканала. Но все они оказались близорукими: ручей был покрыт пленкой краски, а в акте написано, что все в норме. Жители просили взять пробы воды, в ответ пообещали вскоре прислать специалистов. Никто, конечно, не приехал.

Что уж тут поделаешь?

Кстати говоря, еще в 1988 году тогдашнее руководство Горводоканала направило в адрес начальника завода стеновых материалов официальное требование немедленно прекратить нелегальный сброс стоков в аварийную трубу очистных сооружений.

Выполнил завод предписание или нет – неизвестно. Как неизвестно и количество предприятий, которые сегодня нелегально врезаны в очистные сооружения, и какие химические стоки они сбрасывают.

- Понимаете, мы не знаем, у кого установлены очистные сооружения, а у кого нет. Какие иду стоки - промышленные или хозяйственные – мы тоже не знаем. У нас нет контроля за таким разделением. Вам лучше в Горводоканал обратиться, – говорят сотрудники очистных.

Но неужели здесь никто ничего не видит? Как же они «очищают» производственные стоки? Видят, конечно, но боятся об этом говорить. Хотя городские очистные сооружения не предназначены для очистки промышленных стоков, не прошедших предварительную очистку. Бактерии годны лишь для очистки бытовых сбросов.

- Ну если видим, что вода грязная, то Горводоканал вызываем. Это не к нам вопросы, а к начальству, - отвечают на очистных.

И клянутся, что через аварийный сброс («ну что вы, что вы!») ничего в реку не идет. Не иначе, как у всех свидетелей этого безобразия возникли массовые галлюцинации.

Что же касается перекачки стоков от предприятий мясокомбината, то сотрудники очистных отрицательно покачали головами: «Нет, мясокомбинатские стоки к нам пока не идут». А на вопросы о незаконных сбросах в реку в обход очистных отвечают философски:

- Ну, что уж тут поделаешь?

Откройте, инспектор!

А сделать можно многое. Вспомнить для начала о совести и об ответственности.

Управление экологии горсовета, к слову, пытается достучаться (в прямом и в переносном смысле) к руководству предприятий. Чаще всего их просто не пускают на территорию. Приходится писать письма в природоохранную прокуратуру, в экологическую инспекцию и прокуратуру города. Толку - ноль. Хотя и у прокурорских работников, и у экологической инспекции есть правовой механизм реагирования – остановка работы предприятий-нарушителей, но инспекторы это оружие не применяют. Почему? Ну, скорее всего, нарушители как-то «договариваются» и «решают вопрос».

Такого механизма контроля, к сожалению, не имеет горуправление экологии, хотя полномочий у него предостаточно. Но нет механизма – нет возможности. Попробовали было утвердить соответствующее положение на сессии горсовета, но в профильных депутатских комиссиях его дружно завернули со словами «Не доработано». И это явно не случайно. Комиссиями руководят те же бизнесмены, а ворон ворону, как известно, глаз не выклюет.

Вот что, собственно говоря, и течет из множества аварийных сбросов в реку: безответственность, круговая порука, отсутствие какого-либо контроля со стороны контролирующих органов. Спохватятся, может, когда «досбрасываются» до эпидемии. Или до полной гибели Самары. Но будет поздно. 

Ольга Юдина

Газета ГОРОЖАНИН