ГАЗЕТА.dp.ua

Субъективно о Днепропетровске:

новости, аналитика, скандалы

Погода
Погода в Днепре

влажность:

давление:

ветер:

Записки из днепропетровской больницы

03.02.2013

Наша семья с восхищением наблюдает за проводимой Гинзбург реформой здравоохранения в нашем городе. И в отличие от многих людей, мы с пониманием относимся к изменениям, которые не для всех бывают приятными. Многие потеряли свои рабочие места, закрылись некоторые больницы, и мы знаем, что ещё будут закрываться.

Наша семья живёт в АНД районе, и мы хотим вам рассказать о том, как нам видится работа ближайшей к нам горбольницы №9, в которой все члены нашей семьи успели побывать неоднократно, а кое-кто успел и поработать.

Давайте начнём с поликлиники: огромные очереди ко всем специалистам не оставляют шанса больным попасть на приём в спокойном состоянии или вообще куда-либо попасть. Особенно это касается кабинетов ЛОРа и невропатолога, здесь возможны даже драки - измождённые в очередях люди теряют человеческий облик.

Посещение семейных врачей становится для пациентов пыткой, и чтобы от неё избавиться, люди вызывают скорую помощь на дом, чтобы сразу попасть в стационар, минуя этот кошмар под названием «сімейний лікар». Даже если у них не слишком ургентный диагноз, после 2-3 вызовов «скорая» всё равно госпитализирует по настоянию. Таким образом мы с вами перемещаемся в приёмное отделение, о котором пойдёт речь дальше.

В приёмном всегда сидит огромная очередь желающая госпитализироваться. С каждого в добровольно-принудительной форме требуют 20 гривен (в «фонд приёмного отделения») и даже выдают квитанции. Учитывая количество поступающих в день, а это 50-70 человек, нетрудно подсчитать ежедневный улов.

Однажды мы поинтересовались, куда же идут эти 1000-1200 гривен в день. Нам ответили, что деньги идут на ремонт окон. Но мне кажется, что большая часть этих средств оседает уж никак не на окнах. И каждый умеющий считать поймёт, что за месяц можно было бы застеклить целый корпус. Ведь эти сборы длятся годами, и все уже стали считать их нормальным явлением.

Если мы захотим лечь в гинекологическое отделение, следует взять с собой еще денег. В 1-е отделение нужно сдать 50 гривен, а во 2-е - 150, тоже в «фонд отделения». При отказе вам заявят прямо в лицо, что вам не будут уделять внимания и выпишут через пару дней лечиться амбулаторно. А если, не дай Бог, вам нужна операция, то сначала придется пойти ограбить банк, потому что она будет стоить не менее 5000 гривен. А если денег нет, то можно умирать дома.

Теперь мы с вами переместимся в терапевтический корпус. Из красоты гинекологического отделения попадаем в нищету и вонь терапии, где по двум этажам бегает одна несчастная медсестра. И такая же одна санитарка за 1200 гривен в месяц обслуживает два этажа. Здесь и пластиковые окна никто не ставит, по крайней мере в палатах, и на лекарства для больных не выделяется ни копейки. Абсолютно все лекарства нужно покупать самому. В коридорах терапии на топчанах лежат брошенные бабушки, обоссанные бомжи и алкаши. Но и за эти все «удобства» с вас все равно возьмут в фонд отделения, если вы, конечно, не бомж, хотя лежать вам придётся рядом с ним.

Хочется после этих мрачных строк отметить положительное: в этой больнице работают замечательные доктора (именно доктора, а не заведующие).

Но в больнице работает очень много людей, которые не приносят пользы больным, а занимаются бумагомарательством, создавая видимость работы и получая хорошие оклады. Больным нужен врач, нужна медсестра, которая делает уколы, а не носится с докладами и кучей бумажек. Таких сестёр, которые разучились ставить капельницы, а работают, по сути, администраторами-надзирателями, нужно отправить на участки лечить людей.

Хочу остаться анонимом, так как нам ещё придётся лечиться в этой больнице, и не хотелось бы, чтобы на нас отыгрались.

Имя автора есть в редакции

Газета ГОРОЖАНИН