ГАЗЕТА.dp.ua

Субъективно о Днепропетровске:

новости, аналитика, скандалы

Погода
Погода в Днепре

влажность:

давление:

ветер:

Земля мертвых

10.09.2010

 

Архивы, музеи, документы, церковные метрики… Алексей Демин все глубже вгрызается в историю Севастопольского парка-кладбища, а «Горожанин» следует за ним.

От шестнадцати к шести тысячам

- Когда я увлекся историей Севастопольского кладбища, я запросил в Историческом музее сведения о людях, которые были там захоронены, - вспоминает Алексей Демин. – Мне дали список – всего 16 человек! Я понял, что надо попытаться выяснить больше.

По словам Алексея, историки не могут точно сказать, велась ли на Севастопольском некрополе кладбищенская книга, в которой были бы указаны места всех захоронений. По крайней мере ничего подобного не сохранилось. Значит, искать в этом направлении было бессмысленно.
Тогда Алексей пошел другим путем. Храм Святого Лазаря, находившийся на месте современного военного мемориала, исчез в пятидесятых годах – вместе с самим кладбищем, перестроенным в парк. Но в церкви велись метрические книги, куда из года в год аккуратно записывали имена крещенных, обвенчанных и отпетых в этом храме.
Церковной бюрократии до государственной, конечно, далеко, но некоторую щепетильность в оформлении бумаг служители церкви имели: к имени каждого усопшего прибавлялись род его деятельности, возраст, причина смерти и… место захоронения.
Несмотря на то, что самой Лазаревской церкви давно нет, ее метрические книги сохранились в городском архиве. Правда, далеко не все.
Согласно самой ранней из сохранившихся книг, в 1872 году на Севастопольском кладбище похоронили 71 человека. В книге зарегистрированы только те, кого отпевали в Лазаревской церкви. Тело могли доставить на кладбище, минуя этот ритуал или просто проведя его в другом храме.
В последующие годы смертность росла, а вместе с ней – рождаемость и количество браков. А в начале ХХ века ситуация изменилась. Сначала сократилось число совершаемых браков. То ли беспокойное настроение в стране не способствовало делам матримониальным, то ли невесты перевелись, но в 1906 году в Лазаревской церкви обвенчались 98 пар против 191 в 1902 году. А уже в 1914 году окольцевались всего 25 холостяков.
Нет брака – нет детей. Несколько лет в начале века в книгах церкви регистрировали примерно по 270 детей в год. В 1915 году это число вдруг упало до 208 новорожденных. Восстановилась ли рождаемость потом, мы не знаем – данных нет.

- Получив от Исторического музея справку всего о шестнадцати горожанах, захороненных на Севастопольском кладбище, я самостоятельно обработал данные о шести тысячах, - подтверждает Алексей.

Кровавый год

Интересные данные можно найти, покопавшись в записанных в метриках смертях. Вот только к восприятию «нарытой» информации нужно быть готовым.

- Когда, изучая метрики, я дошел до начала советского периода нашей истории, мне стало жутковато от увиденного, - признается Алексей Демин.

Роковым оказался 1919 год – последний, за который метрическая книга сохранилась полностью. В этот год в одной только Лазаревской церкви зарегистрировали 545 умерших – вдвое больше, чем в предыдущие годы. За 4 месяца 1920 года – еще 227 мертвецов. На этом записи обрываются – остальные метрические книги были утеряны.
Причина смерти многих из захороненных здесь – убийство.

- Конечно, убитые встречаются в книгах и до этого, - говорит Алексей. – Но это были единичные случаи. В 1919 году произошел настоящий всплеск убийств.

А началось это еще в декабре 1918 года. Тогда, согласно записям, была убита классная дама женской гимназии. Та же судьба постигла 17-летнего семинариста и одного статского советника.
Жене поручика, умершей в ноябре 1919 года, записали такую причину смерти: «От воспаления легких и нервного потрясения, произошедшего от истязаний махновцами».
Равная пропорция умерших мужчин и женщин, сохранявшаяся годами, в 1919-м была нарушена: грустный перевес оказался на стороне мужчин – их в метрике числится 294, а женщин – 251.
Безымянным убийцам чем-то здорово не угодили священнослужители. Убитым в декабре трем дочерям священника Ильченкова было 14, 16 и 19 лет. Тогда же расправились с 9-летней дочерью священника Пескова Катей. Все это тоже записано в церковной метрике.

«Быстрые» могилы

Братские могилы существовали на кладбище не только в военное время. Во времена эпидемий тела умерших тоже ждала участь быть погребенными большими группами. В траншеях-могилах тела укладывались в три слоя.

- Люди умирали в основном от инфекций, - говорит Алексей Демин. – От сыпного тифа, холеры, гангрены. Глубина могилы – полтора метра. Часто для того, чтобы остановить распространение инфекции от умерших, каждый слой тел посыпали негашеной известью. Из-за этого разложение происходило очень быстро, могилы становились пустыми внутри и проваливались.

10-20% умерших, согласно метрикам, всегда составляли дети.

- Сейчас на территории парка – две детские площадки, - говорит Алексей. - Теоретически, вполне возможно, что инфекция сохранилась в почве. Чтобы узнать, есть ли опасность на практике – нужно произвести заборы земли и посевы. В любом случае это дико – что дети играют на кладбище. Здесь два аспекта: этический и гигиенический. Маленькие дети ведь все тянут в рот.

По полочкам

Среди тех шести тысяч вечных «обитателей» Севастопольского парка – люди самых разных занятий и происхождения. О самых известных – Александре Поле, Анне Валуеве-Мунт, Иване Манжуре - мы уже рассказывали.
Кроме них, известно о восьми захороненных коллежских асессорах, двадцати шести священниках, а также десяти статских, четырех титулярных, двух надворных и одном тайном советнике. Здесь хоронили граждан Греции, Австрии, Болгарии, Турции, Персии, Германии и Румынии. А в 1887 году был похоронен татарский князь, принявший христианство.
Двенадцать человек из метрических списков заслуживают особого внимания – это люди, которые при жизни стали почетными жителями города. Считаем нужным назвать их имена: верится, что не зря их в свое время так отличили.

1897 год – Сергей Путовский
1897 год – Христиан Сугаловский
1907 год – Иоанн Ковалевский
1908  год – Михаил Вертоградов
1909 год – Анемпадист Задонский
1911 год – Григорий Понкровский
1911 год – Василий Андриевский
1912 год – Николай Григорович
1914 год – Антон Ростовский
1918 год - Петр Александровский
1919 год - Савва Фомин
1920 год - Стефан Дьяконов

А тем временем

О Севастопольском парке, о предшествовавшем ему кладбище и о связанных с ним людях нами рассказано уже немало, и все – благодаря исследованиям Алексея Демина. Врач по специальности, он продолжает заниматься исторической работой и сейчас.

- Информация есть, но она очень разобщена, - говорит он. – Например, трудно узнать что-то о захоронениях раненых, привезенных с фронтов Крымской войны по той причине, что документы о них расходились сразу в трех направлениях. По доставке раненых – в интендантское управление, по болезням – в медицинский департамент, а уже по смертям – в военное ведомство.

Недавно Алексей вернулся из поездки в Севастополь. Город-герой, давший имя нашему кладбищу-парку, согласился помочь в исследованиях - передать имеющиеся документы о направленных в Екатеринослав раненых солдатах. Кстати, в результате этой «дипломатической» поездки ребята из нашего медицинского лицея получат абсолютно эксклюзивную экскурсию на корабли ЧФ России под личным патронатом командующего флотом.

Ольга Руденко, газета ГОРОЖАНИН